Деревянное кружево Костромы (фотоальбом)

Деревянное кружево Костромы (фотоальбом). Булавин Е.А. Верхне-Волжское книжное издательство. Кострома. 1975

Деревянное кружево Костромы (фотоальбом). Булавин Е.А., Сыромятников А.Н. Верхне-Волжское книжное издательство. Кострома. 1975

Туристов, приезжающих в Кострому, привлекает обилие памятников архитектуры в городе: бывший Ипатьевский монастырь, Богоявленский собор, церкви Ильинская и Воскресения на Дебре, пожарная каланча, здание бывшей гауптвахты, ансамбль торговых рядов, каменные жилые и общественные здания. Описания их можно найти в любом путеводителе.

Деревянные дома Костромы не столь значительны, но, благодаря тому, что их сохранилось много, они придают особый колорит старинному русскому городу. Среди них есть подлинные шедевры строительного искусства и архитектуры.

На протяжении всей своей истории Кострома была преимущественно деревянным городом. Даже к началу XX века в городе насчитывалось около 3000 деревянных домов и 360 каменных.

Время пощадило деревянные дома. Во многом это произошло по той причине, что в 20-х годах Кострома была лишена звания губернского города. Развитие и застройка ее были ограничены. И только в 50-х годах началось крупное индустриальное строительство, которое ведется преимущественно по окраинам города.

Тем не менее, особенно в последнее время, Кострома потеряла немало интереснейших деревянных домов. Со времени выхода первого издания книги «Деревянное кружево Костромы» (Ярославль, 1975 г) из 50 домов, показанных в книге, 20 уже нет.

Дерево — наиболее доступный и дешевый материал в нашей лесной полосе - обладает двумя недостатками: горит и поддается гниению. Поэтому в Костроме обычно самые старые деревянные дома не старше 150 лет, однако, есть несколько домов, возраст которых приближается к 200 годам.

Деревянный дом с маленькими окнами без коммунальных удобств уходит в прошлое. Но не все старое должно исчезнуть. Великолепное искусство русских мастеров-плотников, умевших придавать индивидуальность каждому дому при помощи резных наличников, подзоров, причелин; мастерство кузнецов и жестянщиков, изготовлявших ажурные решетки над парадными дверями, кружевные дымники, водосточные трубы, и наконец, сама техника строительства, исключительное знание дерева, его умелое применение строителями, заслуживают пристального внимания.

Знакомство с материалами Костромского государственного архива помогло установить время постройки большинства представленных в альбоме домов. Возраст некоторых домов установлен на основании расспросов старожилов. Историю наиболее старых деревянных домов удалось проследить только до 1819 года (Энгельса, 29/21, Свердлова, 21).

Цель альбома - показать костромскую домовую резьбу, ее развитие в течение XIX и в начале XX века вместе с развитием деревянного зодчества. Фотографии альбома воспроизводят не только резьбу по дереву, но и некоторые наиболее интересные в архитектурном отношении деревянные здания. Для сравнения представлено несколько образцов домовой резьбы в городах и селах Костромской области.

Господствующим стилем архитектуры первой половины XIX века был классицизм. Он являлся отражением идеологии дворянского класса, военно-бюрократического централизованного государства.

Геометрическая простота планировки городов, строгость и ясность декоративного оформления зданий отражали эстетические требования того времени. Стремление к единообразию привело к полной регламентации застройки городов. Правила застройки включаются в Свод законов Российской империи. Согласно этим правилам частные здания в городах строились по изданным для них «апробированным» фасадам. Поэтому застройщик не заказывал чертеж, а просто выбирал в альбоме-приложении к Своду законов тот или иной фасад для своего дома в зависимости от его размера.

Однако, эти «образцовые» фасады были созданы без учета реальных условий и не всегда отвечали требованиям жизни. Например, сборники фасадов, изданные в 1809-1812 годах (Примечание. «Собрание фасадов е.и.в. высочайше апробированных для частных строений в городах Российской империи», ч. I-IV. СПб, 1809-1812.), были предназначены, главным образом, для каменных зданий, тогда как в России, особенно в северных ее губерниях, строили, в основном, деревянные дома; не учитывались нужды купцов, у которых на первом этаже размещались лавки; не было образцов для угловых (с острым и тупым углом) зданий и т.д. Поэтому отход от «образцовых» проектов был повсеместным. Но общие требования соблюдались. Эти требования определяли размер и количество окон (всегда нечетное), расстояние от окон до крыши и между окнами, внешнее оформление окон и всего здания, его окраску. Запрещалось строить деревянные дома в два этажа (мезонины и антресоли в счет этажа не входили).

Декоративные элементы классицизма - портики с колоннами, пилястры, рустовка стен, балясины, лепные украшения карнизов, наличников окон - применялись как в каменных, так и в деревянных зданиях. Поэтому часто один и тот же орнамент повторялся и в лепном декоре каменных зданий, и в резном — деревянных. Уподобление деревянных домов каменным зачастую было полным. Еще сохранилось немало деревянных домов, так сказать, «замаскированных» под каменные, благодаря оштукатуренной поверхности наружных стен и украшению их лепным декором (Свердлова 53, Советская 51). Вот наиболее интересные дома того периода.

Дом на углу улиц Энгельса и Войкова, 29/21. Типичная деревянная усадьба конца XVIII — начала XIX века. Точная дата постройки дома неизвестна, но уже в 1819 году дом принадлежит богатому помещику коллежскому советнику Ушакову В.А. После этого у дома сменилось несколько владельцев, прежде чем он в конце 80-х годов XIX века перешел во владение школы-интерната слепых детей, но не от Шиповых, как сказано во многих изданиях, посвященных Костроме, а от генерал-майора Кобелева.

Дом деревянный, одноэтажный, с каменным полуэтажом, антресолями (Антресоли — верхняя часть помещения, разделенного на два полуэтажа. В них обычно устраивалась детская, спальня или комната для прислуги), по оси фасада — портик с шестью дорическими колоннами. Окна оформлены строгими наличниками с лаконичной деревянной резьбой. Несмотря на то, что дом небольшой, он производит впечатление крупного здания благодаря портику, строгой архитектуре и удачному расположению на углу улиц.

Дом, на месте которого был дом Шипова, находится на углу улиц Энгельса и Свердлова, 21/57. Он, хотя и старый, но построен не ранее 50-х годов XIX века. Наличие мезонина, а не антресолей, парадный вход со стороны улицы, резьба, украшающая дом, — плоская, пропильная — все это говорит о том, что он построен во второй половине XIX века.

Дом по улице Никитской 5 был снесен в 1971 году по причине строительства кондитерской фабрики. Это была, пожалуй, единственная дворянская усадьба, сохранившаяся целиком вместе с надворными службами, построенными в одном стиле с домом. Фамилия владельцев дома-усадьбы была Кобылины. Также назывался в начале XIX века и переулок, который стал со временем улицей Никитской.

Этот дом построен, хотя и в стиле классицизма, но не подходит ни под один из «образцовых» фасадов. Окна здания большие, с полукруглым верхом. Три окна в центре здания, отмечающие зал, ярко светились вечерами, когда устраивались балы, собрания. Вход в дом, как обычно для того времени, был со двора. 

Квадратный двор ограничивался службами, построенными в том же стиле, что и дом. Со двора видны окна антресолей. Это характерная деталь дворянского дома начала XIX века. Так что, если у дома со стороны двора, под самой крышей, есть небольшие окна, то смело можно сказать, что дом построен не позднее середины XIX века.

Расположение комнат в доме анфиладное. Когда его разбирали, было видно, что дом построен из отличного материала, и мог бы служить образцом строительного искусства. Лепным украшением дома был фриз под крышей, состоящий из пальметок и розеток.

Подобный деревянный дом с лепными украшениями еще сохранился на улице Лермонтова, 14.

Бревна сруба таких домов соединялись «в лапу» (в отличие от традиционного народного — «в обло», снаружи покрывались тесом, часто имитируя рустовку каменных зданий.

Дом по улице Энгельса 42 построен в 1819 году. У него также выделены три центральных окна пилястрами, что характерно для классицизма. Карниз украшен чередующимися модульонами  и розетками, а над окнами в виде фриза — прекрасно вырезанная дубовая ветвь.

Рис. 1. Наличник дома из села Бариново Чухломского района Рис. 2. Дом Ершова из деревни Портюг Межевского района
Рис. 1. Наличник дома из села Бариново Чухломского района Рис. 2. Дом Ершова из деревни Портюг Межевского района
Рис. 3. Наличник дома Ершова Рис. 4. Городковый орнамент
Рис. 3. Наличник дома Ершова Рис. 4. Городковый орнамент
Рис. 6. (а, б). Наличники I группы
Рис. 5. Элемент «колесо» или «солнце» Рис. 5. Элемент «колесо» или «солнце»
Рис. 6. (а, б). Наличники I группы
Рис. 7. Наличник II группы Рис. 7. Наличник III группы
Рис. 7. Наличники II и III групп  
Рис. 8. Наличник IV группы Рис. 9. Наличник V группы
Рис. 8. Наличник IV группы Рис. 9. Наличник V группы

Другим примером барельефной резьбы может служить резьба на наличниках дома 21 по улице Свердлова. Дом построен в начале XIX века и соответствует одному из «образцовых» фасадов. Это старый деревянный дом с прекрасной резьбой на наличниках, форма которых имеет большое сходство с наличниками каменных домов. Этот тип наличника получил наиболее широкое распространение и на деревянных домах Костромы. Резьба не нарушает строгости наличника, подчинена его композиции.

Интересен также большой двухэтажный полукаменный дом по улице Энгельса, 34, восстановленный вскоре после пожара 1847 года. Дон построен в стиле классицизма, хотя лепные украшения — в стиле рококо.

Дома по улицам Симановского, 50 и Козуева, 37 построены в середине XIX века и также носят черты «образцовых» фасадов, хотя их декоративное оформление иного характера, чем, например, у дома по улице Свердлова, 21. На доме N 50 привлекает резной фриз, представляющий из себя сложный рельеф в стиле барокко, составленный из стилизованных листьев аканта и виноградной грозди, чередующейся с розетками. Подобная же резьба и на наличниках дома по улице Козуева, 37, а также на некоторых других, более поздних домах. Она напоминает резьбу киота иконостаса. И это не случайно. Недалеко от Костромы было расположено село Большие Соли, входившее в Нерехтский уезд. Теперь это село называется Некрасовским и входит в состав Ярославской области. В этом селе издавна процветал промысел резьбы иконостасов. Мастера-резчики работали во многих городах: Петербурге, Москве, Ярославле и, конечно, в Костроме. Свое умение они распространяли и на резьбу наличников, о чем свидетельствуют несколько сохранившихся наличников в самом селе.

Если фриз дома № 50 по улице Симановского выполнен рельефно, то наличники его выпилены плоскостной резьбой в манере, близкой к народной. Такое несоответствие типов резьбы на старых домах — довольно распространенное явление, но чаще всего это не производит впечатления диссонанса. В некоторых случаях эта разностильность бросается в глаза.Примером может служить дом по улице Ленина 11. Дом был, хотя и небольшой, «в рост человека», но построен был в стиле классицизма, карниз украшен модульонами, а на наличниках — резьба с народным мотивом стилизованной землянички, выполненная пропильной  резьбой.

В результате пожаров и сноса устаревших домов утрачено немало интересных памятников архитектурной резьбы по дереву. Но благодаря тому, что многие образцы имели свои повторения, мы можем судить о характере костромской резьбы того времени, во-первых, по лепке каменных домов, во-вторых, по образцам резьбы, сохранившейся в городах и селах Костромской и соседних областей.

На каменных домах Костромы первой половины XIX века часто встречается под крышей лепной фриз, состоящий из растительного орнамента. В Ипатьевском музее резьбы по дереву хранятся образцы лобовых досок с крестьянских изб, покрытых растительным орнаментом из стилизованных ветвей и листьев аканта. Поэтому есть основание считать, что и в городе было немало деревянных домов, украшенных подобными резными досками.

Но не только барельефная резьба встречается на наличниках первой половины XIX века. Имела место также долбленая или впалая резьба. Этим способом выполнялись, например, широко распространенные на наличниках домов средней полосы России полурозетки «репья» (рис.1). В Костроме домов с подобными наличниками сейчас насчитывается единицы, но раньше их было, по-видимому, много.

В середине XIX века Кострома представляла собой город, построенный в стиле классицизма, но на окраинах, где ютился простой люд — ремесленники, крестьяне, отставные солдаты, — строились обыкновенные крестьянские избы.

Крестьянская изба северного типа того времени отличалась от более поздней тем, что крыша укреплялась на самцах, а не на стропилах. Примером может служить дом Ершова из деревни Портюг Межевского района (рис.2), находящийся сейчас в Ипатьевском музее-заповеднике деревянного зодчества. Хотя дом построен в середине XIX века, архитектура его полностью соответствует традициям крестьянского зодчества XVIII века. И это вполне объяснимо, так как влияние города, проникновение новых тенденций в таком отдаленном районе, как Межевской, было затруднительным.

Резное украшение дома очень скромное и традиционное. Верх наличника представляет собой характерный для народного искусства городковый орнамент, состоящий из нескольких зубчатых досок, положенных одна на другую в виде ступенек (рис.З). Причелины дома (Причелины — доски, идущие вдоль скатов крыш со стороны фасада) также украшены зубчатым орнаментом, наложенным на гладкую доску. Стоит отметить, что зубчатый и ступенчатый орнаменты различной конфигурации и сложности были широко распространены в древней русской архитектуре XVI-XVIII веков. Этот орнамент украшает столбы деревянных церквей Петра и Павла в селе Вирта Архангельской области и в селе Пучуга Вологодской области (XVIII век). Он встречается и на домах Костромы в самых различных комбинациях и вариантах. Примером может служить дом на углу улиц Депутатской и Борьбы, построенный в 1854 году, украшенный двумя рядами ступенчатых досок (рис.4).

Другой элемент — «колесо», или «солнце» — также был широко распространен по всей средней полосе и северу России. Он встречается на наличниках, причелинах деревянных домов и церквей, прялках XVIII века (рис.5). В качестве примера можно привести украшение «косящатого» окна избы в селе Кондратьевском Архангельской области конца XVIII века.

Деревянный дом Ершова из деревни Портюг — наиболее совершенный образец богатой крестьянской избы. Большинство изб было победнее. Писемский, замечательный бытописатель, очевидец того времени, в своих произведениях неоднократно упоминает мещанские домики с Волковыми окнами. Эти окна почти никогда не украшались.

В самой Костроме, пожалуй, не сохранилось образцов народной резьбы первой половины XIX века, но расцвет домовой резьбы в конце XIX века говорит о том, что это искусство жило в народе всегда.

Во второй половине XIX века происходят социальные изменения в обществе. Дворянство утрачивает свои прежние позиции, главной материальной силой общества становится купец, промышленник.

После отмены крепостного права большое количество крестьян уходит в город, переходя в мещанское, купеческое сословие или пополняя ряды рабочих.

Меняется облик жилого дома. Теперь уже строят не по образцовым фасадам, а по индивидуальным проектам. Дома с антресолями перестали строить, в моду входит мезонин. Если раньше вход в дом был со двора, то теперь делается парадный вход с улицы. Чаще строят деревянные доходные дома. И в декоративной отделке зданий появляется больше разнообразия.

Существовало два главных русла развития архитектурного стиля: официальное и народное.

Официальный стиль постепенно теряет единое направление, хотя по инерции еще в середине XIX века много домов строится в стиле классицизма. Однако, есть дома, которые резко выделяются на общем фоне и носят черты современных тому времени тенденций.

Характерным в этом отношении может быть дом на углу улиц Энгельса и Свердлова (21/57), построенный между 1855 и 1862 годом. Резьба, украшающая дом, плоская, пропильная. Внешнее оформление дома далеко не в стиле классицизма. Интересен парадный вход. Массивные резные столбы поддерживают с помощью металлических кронштейнов двускатную крышу крыльца. Кронштейны укреплены внутри, их не видно. Видны лишь резные деревянные вееры по бокам. Непосредственно по косякам дверей идет шашечно-пирамидный орнамент. Все это создает впечатление богатства и некоторой тяжеловесности.

Интерес представляют два дома по улице Ленина, стоящие рядом: 19 и 21, построенные в 70-х годах. Они очень отличаются как друг от друга, так и от «образцовых» проектов. Дом N 21 — двухэтажный или, вернее, одноэтажный с мезонином и двумя летними пристройками к мезонину. Количество окон и их расположение также не отвечают требованиям классицизма. Наличники окон дома украшены рельефной резьбой иконостасного типа. Такими же резными были и ворота дома.

Дом N 18 первоначально был полукаменный двухэтажный, с четырьмя окнами на этаже по фасаду. В 1908 году к дому были пристроены две двухэтажные пристройки, и он как бы продолжился в обе стороны на два окна. Декоративная отделка сохранилась со времени постройки дома. Об этом говорит то, что деревянные детали оформления пристроек выглядят новее оформления основного здания.

Несмотря на то, что лицевая сторона второго, деревянного этажа обработана под камень, ни наличники на окнах, ни массивные кронштейны, как бы поддерживающие крышу и носящие больше декоративный характер, ничего общего не имеют ни с классицизмом, ни с каменной архитектурой вообще. Однако, дом, по-своему, наряден.

Дом по улице Советской 50 -постройка того же времени. Хотя он выстроен «под камень», в нем также нет ничего общего с классицизмом. Дом построен, несомненно, по индивидуальному проекту, богато декорирован. Подражание камню не слепое. В отдельных случаях дерево выступает в собственной фактуре и не может быть заменено ни лепкой, ни камнем.

Несмотря на то, что все названные дома, а также дом по проспекту Мира 43, о котором речь будет впереди, отличаются друг от друга по стилю, их объединяет богатство, пышность декоративного убранства и его эклектичность. Этот стиль вполне может быть назван «купеческое барокко».

Дом по улице Терешковой, 66 построен в 1878 году. Он представляет собой шедевр строительного искусства. Сделан дом на славу. Нижний этаж, как обычно, каменный, верхний — деревянный. За 100 лет существования дом ни разу не подвергался капитальному ремонту (за исключением перекрытия крыши). Стволы сосен для сруба подобраны ровные, как свечи, без единого сучка. Все деревянные детали (рамы, двери, полы) сделаны из хорошо просохшего материала, благодаря чему в них нет рассыхания и перекосов. Пол настлан так хорошо, что кажется, будто он состоит из очень широких досок. Красивы и удобны медные ручки у дверей и окон.

Декоративный убор наружной части дома выполнен в народном духе, очень тонкий, кружевной, не шаблонный. Чувствуется хороший вкус и творческая рука мастера. Особенно интересны стилизованные изображения человека и других фигур на досках, прикрывающих торцы бревен.

После отмены крепостного права усилился приток крестьян в город. Часть обнищавшего крестьянства вступала в ряды пролетариата и жила в бараках или доходных домах, другие, побогаче, строили себе домишки типа деревенских изб. Занимаясь ремеслами, торговлей и предпринимательством, многие из них на месте маленьких поначалу домов строили затем более крупные, двухэтажные. Так, крестьянин Ершов в 1883 году (на месте дома N 43 по проспекту Мира) имеет одноэтажный деревянный дом, а в 1890 году он, уже купец Ершов, строит на этом месте двухэтажный дом.

Привлекает богатство деревянного резного убора дома, главной составной частью которого является наличник типа «полотенце». Почему он так назван? Потому, что напоминает полотенце с кружевными концами, которым по русскому обычаю украшались иконы или портреты. А еще он напоминает ряды сосулек, свисающих с уступов. Этот тип наличника широко распространен на старых домах в деревнях Костромского, Красносельского, Сусанинского и других районов. Подобных наличников много и в самой Костроме. Наиболее удачен наличник типа «полотенце» на доме N 3 по Лагерной улице. Этот дом, кстати, перевезен из Сусанино.

В конце XIX века одним из течений официальной архитектуры был так называемый ложно-русский стиль, опиравшийся на традиции старины и народного творчества. Стиль этот эклектический, надуманный, но более удачно он выразился в деревянном зодчестве. Отметим два дома, стиль которых можно назвать ложно-русским. Это дома по улице Симановского 14 и Свердлова 63. Оба дома построены гражданским инженером А.Е. Смуровым. Дом по улице Свердлова построен в 1888 году для частной школы, а по улице Симановского — в 1893 году для купца Сапожникова.

Дом N 63 по улице Свердлова напоминает теремной дворец. В последние годы своего существования он стал очень ветхим. Но решено было его возродить. Сейчас его разобрали с тем, чтобы построить заново.

Выгодно расположен на одном из оживленных участков улицы Симановского дом N 14, поэтому это один из интересных туристских объектов. И не случайно он был реставрирован одним из первых деревянных домов. Причем, в процессе реставрации сруб сгорел. Поэтому решили сделать стены из кирпича, обшив их тесом. Если раньше старались деревянным домам придавать вид каменного, то сейчас, наоборот, каменному дому придали вид деревянного.

Таких домов в Костроме немного, и они добавляют разнообразия в деревянную архитектуру Костромы, не нарушая общей гармонии.

В конце XIX века плоская пропильная (сквозная) резьба становится преобладающей при украшении деревянных домов. Считается, что этот способ резьбы более легкий, более простой, поэтому менее интересный. Будто бы, раз применялся шаблон, значит искусства здесь нет.

Известно, что и рельефная резьба тоже, как правило, не выдумывалась, а бралась с каких-то образцов. Поэтому, можно утверждать, что и в поздней резьбе конца XIX — начала XX века были и творчество и ремесло. Если, к примеру, орнамент типа «полотенце» широко распространен в Костромской области, это не значит, что все мастера друг у друга копировали. Имеется много вариантов этого орнамента.

В орнаменте наличников широко используются народные мотивы: растения (земляника, колокольчики, стебли с листьями), животные (петушки, кони, рыбы, львы, фантастические драконы), люди, а также старый русский герб — двуглавый орел.

На костромскую домовую резьбу конца XIX — начала XX века большое влияние имели народная вышивка и плетение кружев. Резьба, свешивающаяся с карнизов домов сплошным кружевом или украшающая балкончики светелок, напоминает кружево подзора. А верх наличников недаром часто называют кокошником — старинным головным убором русских девушек.

Орнамент, идущий вдоль карнизов и причелин, иногда напоминает резьбу из жести. Но из-за меньшей прочности дерева, по сравнению с жестью, узор делается более крупным, более лаконичным.

Некоторые узоры плоской резьбы как по функциям, так и по форме, заменили рельефные изображения каменной или деревянной архитектуры эпохи классицизма. Так, в период классицизма было модным украшать дома балясинами, которые, как правило, располагались под окнами. Например, дом Дворянского собрания (ныне Художественный музей) — каменный, по улице Смоленской 25 — деревянный — украшены балясинами под окнами. Плоский орнамент, напоминающий балясины, имеется под окнами домов 32 и 50 по улице Советской, дома N 37 по улице Энгельса и многих других. Причем, в отдельных случаях этот орнамент повторяет контуры балясин (Энгельса, 37), в других же случаях этот орнамент как-то трансформируется в целях большего декоративного эффекта.

Форма наличника, сложившегося в конце XIX века, возникла на базе наличника периода классицизма, имеющего прообраз как в каменной, так и в деревянной архитектуре (например, деревянные наличники домов по улицам Свердлова, 21 и Лермонтова, 14). В более упрощенном виде этот тип наличника широко распространен по городу. Его можно видеть, со створками и без них, на многих домах Костромы (Подлипаева,14). Наличник дома N 53 по улице Симановского по конструкции такой же, как на Подлипаева 14, но украшен народным орнаментом. Таким образом, деревянная домовая резьба конца XIX — начала XX века — сложное развивающееся из традиций древнерусского искусства, искусства классицизма первой половины XIX века, различных видов прикладного искусства, при активном творческом участии самих мастеров-резчиков.

При всем многообразии наличников на деревянных домах Костромы можно различить несколько главных групп. Так как верх наличника — главная и наиболее сложная часть, то основное деление должно быть по виду верхней части, за исключением наличника типа барокко.

I группа (рис. ба, 6б). Эта группа наличников наиболее старая из сохранившихся, в них чувствуется влияние классицизма и каменной архитектуры. Более распространен в Костроме тип 1а. Наличники этой группы могут быть украшены впалой или выпуклой резьбой, чаще всего розеткой.

II, III, IV, V группы (рис.7,8,9). Развитие наличников этих групп настолько сложно, что трудно иногда бывает отнести наличник к той или иной группе. Например, наличник типа «полотенце» можно отнести ко II группе, хотя это и не сразу заметно. В наличниках II и III групп узор может развиваться вверх от «крыши» — верхней горизонтальной доски. V группу составляют наличники типа барокко. Существуют и более простые виды украшения окон резьбой.

Наибольшее развитие народная резьба получила к 1913 году. Украшались все детали дома, которые можно покрыть резьбой: слуховые окна, балкончики, карнизы, наличники; при обшивке домов тесом появлялись дополнительные плоскости, которые также украшались резьбой. К этому времени получили свое развитие и другие виды украшений: кружевные дымники и водосточные трубы, решетки над парадным входом. Все это создавало образ затейливой, кружевной, нарядной Костромы.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).