Детали церквей: крыльца, двери, красные и волоковые окна и просветы в восточной стене трапезных

Рассматривая памятники нашего церковного деревянного зодчества, мы почти совсем не останавливались на мелких деталях; поэтому обратимся к ним теперь, так как познакомиться с ними необходимо, потому что они играли далеко не последнюю роль в нашем церковном строительстве, и на них преимущественно концентрировалось художественное внимание наших плотников, которые, в силу свойств материала их мастерства, только на деталях могли вылить в осязательные формы свою любовь к «преукрашенности».
 
К числу таких деталей относятся, главным образом, крыльца, двери, окна и столбы больших трапезных.
 
С общими приемами композиции крылец мы уже знакомы, поэтому остановимся только на некоторых их подробностях. Стойки, поддерживающие крышу крыльца, делались иногда гладкими, имевшими в плане квадратную, прямоугольную и в сравнительно редких случаях круглую форму; обыкновенно же им придавали вид резных балясин с более или менее сложным профилем, но всегда таким образом скомпонованным, чтобы не ослабить стойку слишком глубокими вырезами. Сочетания различных ремешков, валиков, дынек и кувшинчиков давали очень красивые и простые формы, которые применялись как к квадратным в плане стойкам, так к восьмиугольным и круглым (рис. 397 А, В, С, Д). Перила крылец и их лестниц устраивались или сквозными, то есть состоящими из отдельных стоек и поручня (рис. 397 Е), или же глухими; последние в свою очередь распадались на два вида, а именно: на перила, состоящими из поручня («подлокотника») и прорезных досок, как, например, у марша лестницы на рис. 397 В, и на перила, состоящие из поручня и стоек, пространства между которыми забирались в косяк досками и, кроме того, украшались вырезными досками под самым поручнем. Образец таких перил мы видим на рундуке крыльца знакомой нам церкви Константина и Елены в селе Заборье (рис. 397 В). Под крышами крылец точно так же, как и под крышами главных масс церквей, приделывались подзоры, то есть тесины, украшенные порезками. Рисунки этих порезок отличались бесконечным разнообразием, но были всегда очень просты, чтобы сохранить тесинам их прочность, которая от сложного рисунка, конечно, пострадала бы и, кроме того, тесины, прорезанные сложным рисунком, стали бы загнивать а, следовательно, и выкрашиваться гораздо скорее (рис. 397). С особенной любовью обрабатывались как входные двери, так и те, что вели из трапезной в саму церковь. Это не мешало им быть иногда очень простыми, так как эстетическое чувство наших плотников было так тонко развито, что они видели красоту не в одном только нагромождении деталей и богатой их орнаментации, но также выискивали ее в простых и по своему благородных формах, в данном случае — в формах дверной коробки (колоды). Образцом такой простой двери без малейшего намека на орнаментацию может служить дверь Вознесенской церкви Конец-Горского погоста (Шенкурского уезда, Архангельской губернии.); она ведет из паперти в церковь и вся «затейливость» ее ограничена килевидной формой верха пролета (рис. 398). Более сложной композицией отличается дверь Богородицкой церкви в селе Верховье (рис. 399 А); концы верхней части ее колоды (концы «стяжки»), украшенной скромной порезкой, заходят за боковые части, а пролет окаймлен фаской, причем углы его слегка закруглены. К еще более сложным, по характеру их композиции, дверям следует отнести дверь церкви Благовещения (Шенкурского уезда, Архангельской губернии, Березинской волости), килевидный верх которой и боковые притолки обработаны в виде тройных полуколонок, вырезанных в брусьях колоды, а стык дверных полотнищ (створов) прикрыт граненым бруском, украшенным посередине двумя розетками, и вверху подобием луковичной главки (рис. 399 В).
 
Рис. 397. Детали церквей: крыльца. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 398. Церковная дверь. По А. Бобринскому. Детали церквей: двери. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 399. Детали церквей: двери. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 398. Церковная дверь. По А. Бобринскому
 
Несколько иначе, но не менее богато скомпонована дверь церкви Иоанна Богослова на реке Ишне, у которой мотивами художественной отделки являются рельефные плетенки и украшенные ложками «дыньки», придающие ей вместе с великолепным замком очень нарядный вид (рис. 400).
 
Наконец, богатой отделкой отличаются двери церкви Флора и Лавра (в селе Благовещенском, Шенкурского уезда, Архангельской губернии) и церкви Константина и Елены, с деталью крыльца которой мы только что познакомились. Первая из них соединяет трапезную с церковью; ее колода, сделанная из толстых, девятивершковых брусьев, обработана вверху на четыре угла и сплошь покрыта порезками, а створы сделаны ажурными, из брусков с вырезками, образующими крестики (рис. 401). Дверь второй церкви очень типична; подобной обработки двери встречаются часто и мотивами для них, очевидно, послужили «перспективные» порталы каменных церквей Владимире-Суздальской эпохи и ранних московских церквей, так как уступы их притолок подражают полуколонкам и архивольтам этих перспективных порталов. Сходство дополняется перехватами, размещенными вверху и внизу прямых частей притолок и имитирующими капители и базы последних (рис. 402).
 
Порезки дверей очень часто раскрашивались; так, например, у ишнинской церкви они покрыты зеленой краской, а у церкви Константина и Елены они раскрашены в несколько цветов, подражающих цветам радуги, что дает очень интересный эффект. Не менее эффектными были и такие двери, гладкие створы которых сплошь расписывались многоцветными орнаментами. К сожалению, в нашем распоряжении не имеется фотографии таких дверей из какой-либо деревянной церкви, поэтому мы принуждены привести в качестве примера дверь каменной церкви Михайло-Архангельского монастыря в Великом Уфтюге, на створах которой изображены фантастические цветы, растущие из горшков (рис. 403).
 
Рис. 400 - 401. Детали церквей: двери. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 400. Церковная дверь. По Л. Далю Рис. 401. Церковная дверь. По В. Суслову
Рис. 402 - 403. Детали церквей: двери. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 402. Церковная дверь. По В. Суслову Рис. 403. Церковная дверь. По А. Бобринскому
 
Отличительной чертой всех дверей старинных деревянных церквей являются их небольшие размеры, что объясняется заботой строителей о сохранении тепла.
 
В противоположность дверям, окна отделывались богато очень редко; в большинстве же случаев они оставлялись без всякой художественной обработки, если не считать за таковую слегка закругленных углов колоды или неглубоких фасок, окаймляющих ее со стороны просвета; такого типа окна делались как одиночными, так и парными; примером их могут служить окна собора в городе Кеми (рис. 329). К более богатым окнам можно отнести такие, у которых верхняя часть колоды свешивалась концами над боковыми и слегка украшалась порезками, как, например, у окон церкви Константина и Елены и у церкви в селе Черевкове (рис. 404 А и В); в окна эти вставлены железные решетки, имеющие не только практический смысл, но придающие им также немало красоты. Не менее художественное впечатление производят такие окна, верхняя часть которых имеет форму щипца с пологими или крутыми скатами, в зависимости от чего верхняя часть колоды делалась из одного бревна или из двух (рис. 404 В и Г). Наконец, примером очень нарядной и художественной отделки может служить обработка «красного»* окна, находящегося в той же черевковской церкви; у него вся колода, верх которой имеет изящную килевидную форму, покрыта тягами с порезками в виде дынек, жгутов и городков (рис. 405). Мотивами для подобного рода композиций служили, по-видимому, детали окон каменных церквей; однако, плотники умели так их приспособить к свойствам дерева, что они совершенно не имеют тех неприятных черт, которые обыкновенно являются спутниками всякой имитации.
 
* Если церковь или трапезная освещались с северной и южной сторон тремя окнами, то среднее из них обыкновенно чем-либо отличалось от боковых (размерами или более богатой отделкой) и точно так же, как в избах, называлось «красным» окном. Боковые же окна делались нередко «волоковыми».
 
Окна, освещавшие закрытые нищевники, то есть такие, у которых пространства между стойками были забраны досками, делались часто без колод* и представляли собой различной формы просветы, прорезанные в досках забирки. Переплетов в них также не делали, а для защиты от дождя и снега к ним прилаживались различными, иногда очень остроумными, способами ставни. Так, у церкви Иоанна Богослова на реке Ишне просветы нищевника закрываются квадратными щитами (Н), двигающимися в пазах дополнительных стоек (М), которые утверждены в верхней (Б) и нижней (К) обвязках нищевника вплотную к бокам основных стоек (рис. 406). Для удобства подъема щитов и для удержания их в определенном положении к щитам приделаны вырезные ручки, в вырезы которых входит один конец удерживающего бруска, тогда как другой упирается в низ просвета**.
 
* Иногда роль колод играли стойки и горизонтальные брусья стен нищевников.
 
* Во время одного из ремонтов щиты были по недоразумению перевернуты верхом вниз, вследствие чего вырезы ручек потеряли всякий смысл.
 
Рис. 404. Детали церквей: 0кна. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 405 - 406. Детали церквей: 0кна. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 405. Церковное окно. По В. Суслову Рис. 406. Окно нищевника. Рис. М. Красовского
Рис. 407 - 408. Детали церквей: 0кна. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 407. Решетка в окне трапезной. По А. Бобринскому Рис. 408. Переплет в окне трапезной. По В. Суслову
 
Довольно часто встречаются ставни («вертлюги»), вращающиеся на «вереях»*; они бывают как одностворные, так и двухстворные и более удобны, чем такие волоковые щиты, как у ишнинской церкви. Примером подобных ставен может служить ставня церкви Петра и Павла в городе Плесе, представляющая собой щит, вращающийся вместе с верти¬кальной осью, проходящей через середину ставни и входящей концами в особые гнезда, которые приделаны около верхней и нижней обвязок рамы (рис. 404 Д). В Успенской церкви Ниже-Уфтюгского погоста ставни были створные; створка вращалась на нижнем и верхнем пятниках, причем для нижнего пятника было выдолблено гнездо в подлокотнике просвета, а для верхнего имелось сквозное отверстие в дополнительном горизонтальном бруске, врубленном в стойки нищевника (рис. 404 Е).
 
* Слово «верея» первоначально обозначало воротные столбы, к которым привешивались полотнища ворот; впоследствии это название применялось и применяется еще и сейчас ко всяким приспособлениям, с помощью которых вращаются створы окон и дверей, например, к пятникам, крючьям и петлям.
 
Рассмотрим еще несколько примеров тех просветов, которые почти всегда устраивались по сторонам дверей, соединявших трапезную с церковью, и служили для того, чтобы стоящие в трапезной могли, если не видеть, то хоть слышать богослужение. Этим просветам придавалась обыкновенно удлиненная форма, и в прямой зависимости от их назначения в них обыкновенно не устраивали переплетов, а вставляли только железные решетки. В трапезной церкви Конец-Горского погоста такие окна имеют очень незначительные размеры, так как они прорублены в двух смежных венцах стен и, следовательно, высота их не превышает 9—10 вершков (рис. 398 и 413). У Петропавловской же церкви в Пугуче (Сольвычегодского уезда, Вологодской губерний) высота таких просветов, окаймленных резным наличником и затянутых фигурной решеткой, равняется почти аршину (рис. 407). Если же почему-либо находили нужным сделать такие просветы закрытыми*, то тогда устраивали железные переплеты, иногда очень сложного рисунка, в которые вставляли куски слюды**, прикрепляя их свинцом. Такие переплеты вставлены в просветы трапезной Верхо-Пежемской церкви (Вельского уезда, Вологодской губернии) (рис. 408).
 
* Закрытые просветы приходилось устраивать тогда, когда трапезная отапливалась курными печами, так как в противном случае распространявшийся по трапезной дым проникал через просветы в самый храм и портил там иконостас и облачения.
 
** Наружные окна также были в большинстве случаев слюдяными, так как стекло было редкостью, а беднейшие церкви должны были довольствоваться для этой цели даже бычьим или рыбьим пузырем.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).