Примитивные приспособления для подвешивания колоколов

Небольшие и немногочисленные колокола, первоначально находившиеся в распоряжении церквей, конечно, не требовали для их подвешивания каких-либо сложных приспособлений; обыкновенно для этой цели служили простые козла, форма которых находилась в зависимости от местных условий. Так, самым простым приспособлением являлось соединение двух брусьев или бревен в виде буквы глаголя, причем свободный конец одного из них закапывали в землю, а другой или клали на подоконник, или закладывали в нарочно выбранное в стене гнездо. Такого типа козла при одной из церквей Московского Китай-города изображены на рисунке Адама Олеария (рис. 162); из его же сочинения заимствован рис. 163, изображающий другую форму деревянных козел, состоявших из двух вертикальных брусьев, укрепленных в подставках раскосами и соединенных вверху горизонтальным брусом; к последнему подвешивались колокола. Этот тип, вероятно, применялся лишь в тех случаях, когда козла по каким-либо соображениям должны были быть переносными*.
 
* Олеарий нарисовал эти козла несоразмерно большими.
 
Рис. 162. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 163. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 164. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 165. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
Обычно же нижние концы вертикальных брусьев, конечно, просто зарывали в землю.
 
На одной из икон, находящихся в часовне «Владычный Крест» во Пскове, изображен третий вид деревянных козел-звониц; он состоял из двух легких крестовин, должно быть, соединенных вверху рамой, с легкой досчатой крышей, и особенно интересен тем, что предназначался, как видно из рисунка 164 А, для установки на стенах церковной ограды или на крыше церкви. Из соединения этого типа с предыдущим образовалась настенная звонница в точном смысле слова, хотя все еще деревянная, но по форме своей почти тождественная с первыми каменными звонницами; она представляла собой два вертикальных столба, установленных на краю кровли и соединенных горизонтальным брусом, поверх которого устраивалась двухскатная крыша (рис. 165 А). Две таких звонницы, соединенные в одно целое, образовали двухпролетную о двух фронтонах звонницу, то есть именно тот тип, который наиболее был распространен в формах каменных (рис. 165 В).
 
Автор миниатюр древней рукописи, репродукцию с одной из которых представляет рисунок 165 В, очевидно, изобразил каменные столбы с деревянным перекрытием; но вполне естественным переходом от описанных выше деревянных козел к рассматриваемой форме являются деревянные столбы с деревянным же перекрытием; что такие звонницы существовали в действительности, можно заключить из рисунка 164 Б, на котором как формы капителей столбов, так и нижняя забирка (балюстрада) между последними, напоминают, скорее, формы деревянные, тогда как капители столбов на рисунке 165 А и В, бесспорно, должны быть отнесены к формам каменным.
 
В альбоме Мейрберга, на изображениях местечка Дубровны и Великого Новгорода, видны деревянные звонницы (рис. 166); разобраться в их конструкции, вследствие неясности рисунка, довольно трудно; однако, можно предположить, что это были поставленные в ряд столбы (в первом случае 3, а во втором 5), связанные вверху горизонтальным брусом, на котором висели колокола. На верхние торцы вертикальных столбов был насажен второй горизонтальный брус, подпертый подкосами и служивший основой для двухскатной крыши (рис. 167). Эти сооружения являются прототипом многопролетных, отдельно стоящих каменных звонниц, часто встречающихся во Пскове. Возможно также, что звонница в Дубровне состояла из четырех столбов, образовавших в плане узкий прямоугольник, так как в таком случае вся звонница была бы гораздо устойчивее; однако, четвертого столба на рисунке не видно, что, впрочем, может быть объяснено спешностью наброска, сделанного художником. Если это так, то весьма близким к ней по характеру представляется сооружение для колоколов, стоявшее у церкви Воскресения в Усть-Паденге (рис. 168), построенной в 1675 году*.
 
* В 1893 году церковь эта перенесена на новое место и переименована в Успенскую-Кладбищенскую.
 
Рис. 166. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 167. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 168. Церковь и звонница в Устъ-Паденге. Фото И. Билибина. Примитивные приспособления для подвешивания колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
Оно представляло собой четыре размещенных по квадрату и врытых в землю столба, приблизительно на середине высоты которых находился помост для звонаря; для устойчивости столбы были связаны внизу тремя рамами, а вверху - одной, к которой были подвешены колокола и которая служила мауэрлатом для концов стропильных ног четырескатной крыши, увенчанной крестом. На помост надо было взбираться по приставной лестнице.
 
Такие относительно примитивные сооружения для подвешивания колоколов устраивались в течение очень долгого периода времени — об этом свидетельствуют своими рисунками Олеарий и Мейерберг, путешествовавшие по Московскому государству в XVII веке, а также усть-паденгская звонница. Однако, наравне с подобными козлами и звонницами строились в это время и колокольни, первоначальное время появления которых с точностью установить трудно.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).