Сведения по истории колоколов

Русская Церковь, ревниво оберегая предания и обычаи Восточной Церкви, всегда стремилась избегнуть малейшего подражания обычаям «латинцев»; тем не менее, столь излюбленный нами и нигде в другом месте не получивший такого широкого развития призыв к богослужению при помощи колокольного звона, заимствован Русью преимущественно от Запада, то есть от тех же «латинцев». Правда, что и наставница древней Руси, Византия, употребляла колокола; но до завоевания Константинополя крестоносцами в 1204 г., греки гораздо охотнее пользовались билами (смотри ниже), а колокола составляли, скорее, исключение и, несмотря на то, что появились они в Греции уже в первые века христианства, на них все-таки смотрели несколько косо; на это имеются указания как у наших, так и у греческих писателей*.
 
*«... а колокол не держат во Святой Софии, но бильце мало в руке держа, клеплют на заутрени... а в колоколы латины звонят».
 
Что же касается Запада, то там колоколами пользовались уже в VII—IX веках; но когда они окончательно вытеснили другие способы призыва (например, трубы, дверные молотки, тройное пение аллилуиа и т.п.) сказать определенно трудно, так как введение их приписывалось лицам, жившим в разное время.
 
Несмотря на стремление подражать своему идеалу — Греции, некоторые русские монастыри и церкви все-таки довольно рано обзавелись колоколами, что может быть объяснено отсутствием врожденного среди русских предубеждения против колоколов. Однако, такая роскошь была, по-видимому, доступна лишь богатым монастырям и большим соборам, а бедные церкви должны были довольствоваться одними билами или клепалами.
 
Эти инструменты были трех родов. Било великое представляло собой просто деревянную доску, концам которой придавалась различная форма; доска эта подвешивалась либо к козлам, либо к специально устраивавшимся башенкам, носившим название «бильниц» (рис. 160). Било малое устраивалось из деревянного длинного бруска, причем концы последнего закруглялись, а посередине делался перехват, чтобы удобнее было взяться за него рукой (рис. 161). При употреблении этих бил в них ударяли (клепали) особыми деревянными колотушками. Наконец, последний тип била имел форму узкой полосы, выгнутой по дуге; материалом для таких бил служило железо или медь.
 
Рис. 160. Сведения по истории колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 161. Сведения по истории колоколов. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
Эти призывные инструменты, как указано выше, перешли к нам, вероятно, одновременно с христианством из Византии и продержались очень долго, во всяком случае до конца XIV столетия, как это видно из летописей*, а быть может, и позднее, так как била кое-где уцелели еще и по настоящее время, но висят без употребления и сохраняются только как образцы старинного церковного обихода, например, у Троицкого собора во Пскове.
 
Била иногда называли «клепалами», но, по-видимому, последнее имя было присвоено собственно другому, близкому по форме к колоколу, инструменту, состоявшему из железного, полого полушария с железным же языком; таким образом, клепало отличалось от колокола только по материалу и, надо полагать, появилось лишь как имитация, обусловленная бедностью или незнакомством с литейным искусством.
 
* При нашествии Тохтамыша на Москву «не бе звонения в колоколы, ни в била».
 
Постепенное распространение колоколов в России шло, по-видимому, с севера, а не с юга. Это явление можно объяснить тем, что Киев, более близкий к Византии, естественно должен был сильнее проникнуться взглядами греков и пользовался поэтому почти исключительно одними билами. Вот почему, несмотря на находку при раскопках у Десятинной церкви двух небольших колоколов, следует предположить, что в Киеве, подобно Византии, колокола не пользовались особым почетом. Предположение это подтверждается также и тем обстоятельством, что в Киеве не сохранилось ни одного специального сооружения для вешания колоколов, которое относилось бы ко времени первых христианских князей и удельно-вечевому периоду. Совершенно другое положение вещей было на севере России. Основываясь на летописных указаниях, можно предположить, что здесь колокола были обычным явлением уже в XI столетии, а в начале XVI в Новгороде умели даже лить довольно большие колокола, хотя все-таки колокол в 250 пудов, сооруженный в 1530г. архиепископом Макарием, считался еще чудом*.
 
* Привезенный из Рима преп. Антонием колокол весил всего 1 п. 10 ф.
 
В житии преподобного Антония Римлянина имеется указание, что этот святой привез с собой колокол из Рима. Имея же в виду тесные торговые сношения Новгорода и Пскова с западной Европой, родиной колоколов, можно предположить, что подобные факты привоза колоколов, а быть может, даже и заказы их, не были единичными, тем более, что как Новгород, так и Псков не скупились на церковное благолепие и не особенно считались с обычаями Киева.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).