Пятиглавые церкви

Все церкви, явившиеся во второй половине XVII века и в XVIII на смену церквам шатровым, можно разделить на четыре основных группы, а именно: на церкви кубастые, пятиглавые, многоверхие и многоярусные.
 
Так как планы этих церквей повторяют те же приемы, которые практиковались при сооружении церквей клетских и шатровых, то останавливаться на их группировке и подробном рассмотрении нет надобности. Заметим только, что, как выяснится из дальнейшего, среди храмов рассматриваемой группы встречаются почти все приемы планов предшествовавших эпох строительства деревянных храмов; это явно говорит о том, что высшее духовенство второй половины XVII в. признавало все выработавшиеся приемы планов допустимыми в равной мере, и, не отдавая предпочтения какому-либо из них, воздвигло гонение только на самые шатры* шатровых храмов, а не на общую группировку их масс. Это подтверждается и тем, что, хотя запрещение обосновывалось между прочим на том, что шатровые церкви, вследствие их значительной высоты, часто загорались от ударов молний, тем не менее со стороны духовенства не встречалось никаких препятствий к постройке церквей ярусных, высота которых была не меньше, чем у шатровых и, следовательно, им могла грозить такая же участь, как и первым.
 
* Быть может, высшим духовенством, под влиянием духовенства малороссийского, было усмотрено в шатрах нежелательное сходство с готическими шпилями католических костелов, с которыми наше духовенство само по себе вряд ли было хорошо знакомо.
 
То же, что о планах церквей рассматриваемого периода, можно сказать и о их конструктивных приемах; последние, за исключением немногих, о которых скажем в каждом отдельном случае, здесь те же самые, что и в церквах клетских и шатровых. Поэтому, оставляя пока в стороне конструкцию, перейдем к рассмотрению внешнего вида этих церквей, начиная с пятиглавых.
 
Рис. 344. Церковь в селе Ижме. Фото Н. Неверова. Пятиглавые церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 345. План собора в г. Шенкурске. По В. Суслову. Пятиглавые церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 344. Церковь в селе Ижме. Фото Н. Неверова Рис. 345. План собора в г. Шенкурске. По В. Суслову
Рис. 346. Собор в г. Шенкурске. По В. Суслову. Пятиглавые церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 347. Собор в г. Шенкурске. По В. Суслову. Пятиглавые церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 346. Собор в г. Шенкурске. По В. Суслову Рис. 347. Собор в г. Шенкурске. По В. Суслову
 
Хотя Москва, в лице ее иерархов, ревностно стремилась вернуть наше церковное строительство к «освященному преданием пятиглавию», но она вполне достигла этого только в отношении церквей каменных; направить же по этому руслу деревянное зодчество ей не удалось. Об этом наглядно свидетельствует весьма малое число таких деревянных церквей, строители которых имитировали приемы композиции каменных пятиглавых храмов. Такие церкви назывались современными им актами строенными «на каменное дело». Само это название говорит о том, что такие церкви не были созданием творческого духа народа и появились лишь как вынужденная уступка известному направлению, сложившемуся в правящих сферах. О нелюбви плотников к такому типу говорит также и тот убогий вид церквей «на каменное дело», которым они отличаются и который получался вследствие того, что плотники рубили их нехотя, так как их «домыслу», их фантазии не на чем здесь было себя проявить. Примером такого типа деревянных храмов может служить церковь в селе Ижме (Архангельского уезда и губернии), построенная в 1679 году (рис. 344). Она представляет собой тяжелую, квадратную в плане, клеть, крытую высоким «колпаком»; из последнего, без каких-либо переходных частей, вырастают шеи пяти глав, обшитых лемехом и увенчанных высокими крестами. С запада к церкви примыкает притвор, «забранный в столбы» и крытый так же, как и главная часть, т. е тесом с вырезными в виде копий концами.
 
К церквам, строенным на «каменное дело», относится также Благовещенский собор города Шенкурска, сооруженный в 1681 г. Желание строителей этого громадного здания подражать церквам каменным сказалось даже в том, что они включили в план храма такие помещения, как свечная и крестильня, расположенные по сторонам прихода, соединяющего трапезную с помещением для молящихся; помещений этих в деревянных церквах обыкновенно не делали (рис. 345). Таким же характером отличаются значительная внутренняя высота храма и его хоры, представляющие среди деревянных церквей явление весьма редкое (рис. 346). Тем не менее, строители все же были плотниками и поэтому не могли удержаться от устройства прирубов, дополняющих основной квадрат храма до формы креста и сближающих храм по общим массам с церквами шатровыми. Над каждым прирубом высится глава и, таким образом, собор, в сущности, девятиглавый, но все-таки пятиглавие главной массы, крытой четырехскатной крышей, доминирует над всем, придавая собору определенный характер (рис. 347). Все детали наружной отделки собора относятся к началу прошлого столетия, когда он был обшит тесом.
 
Подобные церкви, всецело удовлетворяя правилам «освященного пятиглавия», вовсе не отвечали желанию строителей видеть храм Божий «преукрашенным»; поэтому, в поисках способа осуществить одновременно требования как мирян, так и духовенства, плотники начали примащивать пятиглавие к иной форме покрытия, а именно к «кубу», вследствие чего появился особый тип церквей, называемых по форме их кровель «кубастыми»*.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).