Предметы церковного обихода: аналои, столы и свечные ящики, переносные лавки (скамьи), киоты, подсвечники

Ко второй группе внутреннего «наряда» храма относятся предметы церковного обихода, то есть аналои, столы, подсвечники, шкафы, переносные скамьи и такие же киоты.
 
Старинные аналои («налои») можно разделить на два основных типа: на простые аналои и на складные. Первые делались в виде столиков, шкафиков или стоек, причем верхние их доски имели значительный уклон и в нижней части — закраину, чтобы положенная на них книга или икона не сползала вниз; но в то же время закраина должна была быть не высокой, чтобы не мешать перелистыванию. Основу таких столиков составляли четыре бруска, скрепленные в отвесном или несколько наклонном внутрь положении. Примером аналоя с наклонными ножками может служить аналой Воздвиженской церкви Осиновского прихода (Шенкурского уезда, Архангельской губернии) (рис. 445). Его ножки схвачены внизу брусками, посередине — вырезными планками, прикрытыми сверху дощечкой для книг, а вверху — широкими досками, украшенными сквозной порезкой. Аналой, хранящийся в древнехранилище при Ярославской Архивной Комиссии, имеет отвесные ножки, пространства между которыми и нижними схватками сплошь забраны ажурными досками и брусками, которые вместе с ножками украшены росписью (рис. 446). Общей формой аналой этот более похож на шкаф, чем на стол и занимает как бы среднее место между Воздвиженским аналоем и аналоем, изображенным на рисунке 447. Последний сделан массивным и очень прочным, так как ножки его скреплены железными накладками; на высоте нижних накладок вделано дно, благодаря которому аналой одновременно служит и шкафиком для служебных книг. Верх такого типа аналоев делался иногда на четыре ската, в виде плоской пирамиды, вращавшейся на оси, что давало возможность удобно пользоваться сразу четырьмя книгами. Очень интересный стойчатый аналой находится в церкви Св. Константина на Кокшенге (Тотемского уезда, Вологодской губернии); он состоит из нижней крестовины, стойки и верхней доски (рис. 448). Стойка искусно вырезана из одного куска дерева в виде четырех витых колонок, соединенных внизу, вверху и посередине схватками, из которых верхняя и нижняя украшены резьбой; между верхней схваткой и доской помещена резная шишка.
 
Такие художественные аналои служили не только для более удобного чтения больших и тяжелых богослужебных книг, какими в большинстве случаев были старинные, но они ставились также в разных местах церкви, например, перед клиросами, покрывались шитыми пеленами, в виде полотенец, и на них возлагались иконы. Такие аналои стояли на определенных местах и сравнительно редко с них сдвигались; для чтения же посреди церкви имелись особые, легкие и складные аналои, которые были двух типов, а именно: они делались или о четырех ножках, или о трех. Примером первого типа может служить аналой, хранящийся в музее Щукина (Москва) (рис. 449), а примером второго - аналой в Новгородском музее древностей (рис. 450). В обоих типах ножки вращаются на горизонтальной оси, а верхние горизонтальные бруски или валики соединяются прибитыми к ним кусками кожи или какой-нибудь плотной материи, обыкновенно бархата.
 
Рис. 445 - 447. Предметы церковного обихода: аналои. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 445. Аналой. По А. Бобринскому Рис. 446. Аналой. По А. Бобринскому Рис. 447. Аналой. По В. Суслову
Рис. 448 - 450. Предметы церковного обихода: аналои. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 448. Аналой. По А. Бобринскому Рис. 449. Складной аналой. По А. Бобринскому Рис. 450. Складной аналой. По А. Бобринскому
 
Столы, а также свечные ящики и шкафики делались очень разнообразно — как по общей их форме, так и по богатству отделки; почти в каждом музее их хранится несколько, начиная от самых простых, вроде клиросного шкафа, все украшение которого составляют фигурные петли (рис. 451) (Успенская церковь, Сумского посада, Кемского уезда, Архангельской губернии), и кончая такими шедеврами, как свечной ящик (свечной стол), покрытый богатейшей резьбой (рис. 452) (Древнехранилище при Ярославской Архивной Комиссии), или как расписной церковный столик, хранящийся в Ростовском музее Белой Палаты (рис. 453).
 
Кроме уже знакомых нам лавок, приделанных к стенам, в церквах были не редкостью и переносные скамьи. Они большей частью устраивались с перекидными спинками, которые делались или гладкими и тогда приспособлялись так, что могли удержаться в горизонтальном положении и служить как стол, или же украшались точеными балясами, резными брусками или досками. Приводим два образца таких скамей (рис. 454 и 455), из которых первая находится в церкви Свв. Петра и Павла в Пичуге, где она служит клиросом.
 
Рис. 451. Клиросный шкаф. По А. Бобринскому. Предметы церковного обихода. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 451. Клиросный шкаф. По А. Бобринскому
Рис. 452 - 453. Предметы церковного обихода: столы. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 452. Свечной стол. По Л. Бобринскому Рис. 453. Церковный расписной стол. По А. Бобринскому
Рис. 452 - 453. Предметы церковного обихода: скамьи. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 454. Переносная скамья. По А. Бобринскому Рис. 455. Церковная переносная скамья. По В. Суслову
Рис. 452 - 453. Предметы церковного обихода: киоты. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 457. Расписной киот. По А. Бобринскому
 
С особенной любовью относились у нас в старину к киотам: в глазах прихожан они были достойным приношением своему храму, как украшение для чтимых икон или для тех, которые прихожане сами жертвовали в храм; у мастеров к такому взгляду присоединялось чувство радости дать просторный исход потребности создавать чисто художественные произведения, скованной при работе над предметами утилитарного назначения. Этим объясняется то большое число дошедших до нас старинных киотов, а также разнообразие их форм, отделки и, наконец, материалов, из которых они сделаны. Мы остановимся только на нескольких деревянных киотах, которые вообще можно разделить на две основные группы. К первой из них мы относим такие киоты, которые, несмотря на все их разнообразие, все-таки имеют одну общую всем им черту, а именно: они представляют собой рамы, предназначавшиеся для вставки в них определенных икон, по размеру которых они и делались. В свою очередь, такие киоты-рамы подразделяются на два вида: на расписные и на резные. Образцом первых может служить киот, находящийся в главном алтаре Кемского собора (рис. 456); у него как сама рама, так и венчающая ее коруна сплошь покрыты яркой росписью в несколько красок по желтому фону. Отверстие рамы разделено двумя планками на три отделения, соответственно трем изображениям Деисуса (смотри выше об иконах и иконостасах), а к низу ее приделан железный подсвечник для трех свечей.
 
Соединение росписи с резьбой мы видим на киоте Феодоровской церкви в Ярославле. Резьба этого киота очень скромна - она представляет собой жгуты, дважды обтягивающие самую раму и один раз ее коруну (рис. 457); у киотов же, изображенных на рисунках 458 и 459**, она очень богата, в особенности у второго, где изящный и сложный, но невысокий рельеф орнамента оттенен шестью выпуклыми, но тоже тонкого рисунка розетками («репьями»). Нередко встречаются и такие киоты, на которых написаны небольшие иконы, изображающие события из жизни того святого, для иконы которого предназначался киот. Как на пример такого типа можно указать на киот в музее П. И. Щукина; здесь в мелкую резьбу рамы вплетено 20 квадратных иконок, а на коруне помещено три круглых***.
 
* Первый из них хранится в Московском музеи П. И. Щукина, а второй в Петрограде, в музее Императорского Общества Поощрения Художеств.
 
** Смотри: «Народные русские деревянные изделия». Граф А. А. Бобринский. Табл. 128, рисунок 8.
 
Ко второй группе киотов мы относим такие, которые сделаны в форме небольших ящиков и обыкновенно представляют собой модели церквей. Один такой киот, украшенный резьбой и росписью, находится в церкви Преп. Зосимы и Савватия на Кокшенге (Тотемского уезда, Вологодской губернии).
 
Он не велик: высота его 18 3/4 вершка, а ширина — 9 3/4 вершка (рис. 460); края верхней доски украшены жгутом, над которым высятся пять крещатых бочек, увенчанных луковичными главками. Другой такого типа киот, хранящийся в Московском Историческом музее, значительно больше (высота его 1 арш. 13 1/2 вершк.) и разделен полочкой на два неравных отделения; верх лицевой его стороны обработан в виде двух резных колонок, поддерживающих плоскую килевидную арочку, сливающуюся со лбом крещатой бочки, в центре которой возвышалась исчезнувшая теперь главка; две малые главки стоят над киотиками, приходящимися над колонками. Низ лицевой стороны, бока киота и лбы крещатой бочки покрыты росписью (рис. 461). По предположению профессора Е. Голубинского («История Русской церкви». Т. I, с. 174.), такие киоты, называвшиеся «Иерусалимами» и «Сионами», служили дарохранительницами, употреблявшимися по большим праздникам на великом выходе, за литургией. Возможно, однако, что они служили и как простые киоты.
 
Рис. 458 - 459. Киот. По А. Бобринскому. Предметы церковного обихода: киоты. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 458 - 459. Киот. По А. Бобринскому
Рис. 460 - 461. Дарохранительница. По А. Бобринскому. Предметы церковного обихода. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 460 - 461. Дарохранительница. По А. Бобринскому
Рис. 462. Предметы церковного обихода: подсвечники. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 463. Подсвечник. По А. Бобринскому. Предметы церковного обихода: подсвечники. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 463. Подсвечник. По А. Бобринскому
 
Рассмотрим еще деревянные подсвечники, которые теперь встречаются уже довольно редко; они делятся на «приставные», «висучие» и «поставные». Первые делались значительной высоты (около полутора аршина) и ставились на пол преимущественно перед иконами иконостаса, причем служили для укрепления в них одной или нескольких свечей. Приводим два примера таких подсвечников. Первый из них (рис. 462 А) находится в церкви села Подмонастырского (Тотемского уезда, Вологодской губернии) и интересен своими средними выступами, подражающими форме крещатого церковного сруба, крытого бочками; второй принадлежит церкви Преп. Зосимы и Савватия (того же уезда) и представляет собой четырехгранную призму, образованную крестовиной, стойками и ажурными дощечками; сквозь всю призму проходит средняя стойка, низ которой вделан в крестовину, а верх предназначается для укрепления в нем свечи (рис. 463).
 
«Висучие» подсвечники привешивались к тяблам иконостасов и представляли собой разной длины резные или расписные брусики; к верху последних приделывались «зацепы» (рис. 462 м), то есть маленькие брусочки, которыми подсвечники зацеплялись за тябла, а к низу — горизонтальные бруски (к), обращенные в одну или две стороны; в верхней грани последних просверливалось несколько гнезд для свечей. В задней грани основного бруска, в месте пересечения его с нижним, укреплялся дополнительный брусок (распорка), параллельный зацепу, который препятствовал низу подсвечника прикасаться к иконам и тем предохранял их от огня свечей (рис. 462 Б). К «висучим» же подсвечникам относятся и такие, которые состоят из вертикальной части и горизонтальной; свободный конец последней вставлялся в специальные гнезда, проделанные в тяблах иконостасов или в бревнах стен.
 
Наконец, «поставные» подсвечники вырезались для одной свечи из небольших обрубков и, подобно другого типа подсвечникам, покрывались резными украшениями или раскрашивались. Такого типа подсвечник сохранился в церкви села Подмонастырского (рис. 462 В).
 
Мы не имеем возможности останавливаться более подробно на обзоре остальной церковной утвари — на резных и расписных деревянных запрестольных крестах и иконах, выносных фонарях, хоругвях, венцах, ларцах и т.д.*, которые иногда отличаются замечательным мастерством и художественностью исполнения; полагаем, однако, что рассмотренных нами наиболее видных предметов церковного обихода вполне достаточно, чтобы составить себе более или менее полное представление о старинном церковном «наряде» и о той глубоко благоговейной любви, с которой относились к нему наши предки, умевшие из такого простого материала, как дерево, создавать шедевры искусства**.
 
* Интересующихся этим отсылаем к сборнику графа АЛ. Бобринского «Народные русские деревянные изделия». М., 1910.
 
** Мы не коснулись в обзоре надпрестольных сеней (кивориев), царских и святительных мест, а также амвонов, составлявших почти исключительную принадлежность больших и богатых, по большей части соборных, каменных храмов.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).