Три группы планов южнорусских церквей

Церковное строительство на юге и юго-востоке России, то есть в Малороссии и в Области Войска Донского, а значительной мере уклонилось в сторону от тех приемов деревянного зодчества, которые практиковались на севере и в центральных областях. Время постройки уцелевших памятников народной архитектуры не восходит здесь ранее XVII в., а исторические сведения, которыми наука располагает в отношении этой архитектуры, настолько еще не полны и не проверены, что выяснение причин отделения южного зодчества от северного, равно как вопрос об исходной его точке приходится пока считать открытым, до того момента, когда точно будет выяснено взаимодействие культур и искусств тех народов, ареной борьбы которых являлся юг нынешней России. В настоящее же время, судя по уцелевшим памятникам, можно с уверенностью сказать только следующее: деревянное церковное зодчество юга успело вылиться в окончательно сложившуюся форму; на этот процесс потребовалось немало времени и, следовательно, начало его совпадает, вероятно, с началом появления оседлых славян в этих местах, и, наконец, если на уцелевших памятниках явно видны следы влияния иноземного искусства, то все же, по существу своему, памятники эти являются произведениями местного народного искусства, стоящего в некотором отношении в близкой связи с церковным зодчеством Прикарпатской Руси* и даже русского севера.
 
* Население Прикарпатской Руси, то есть нынешней Галиции и Буковины, составлявших прежде часть Киевской Руси и называвшихся Червонной Русью, распадается, главным образом, на поляков и малороссов; последние, в свою очередь, делятся на две основные группы: малороссов равнинных и малороссов горных. Первые по характеру их архитектуры очень сходны с населением соседних Подолии и Волыни; последние же распадаются на три группы, носящие названия гуцулов, бойков и лемков и во многом, в особенности в архитектуре, отличаются от наших малороссов. Гуцулыцина охватывает северо-западную часть Буковины и юго-восточную часть Лесных Карпат между реками Белым Черемошем и Черной Быстрицей. Бойковщина гораздо больше Гуцулыцины: она простирается по горной области в пределах между Быстрицей на юго-востоке и верховьями реки Сана на северо-западе. Наконец, лемки населяют горы к западу от Бойковщины до реки Попрада.
 
Поэтому мы не станем останавливаться на изложении тех, иногда диаметрально противоположных, мнений, которые высказывались по вопросу об источниках, создавших южное церковное зодчество, а перейдем непосредственно к рассмотрению его памятников, начав с типов их планов.
 
В отношении последних деревянные южнорусские церкви распадаются на три группы: к первой из них относятся такие церкви, главная часть которых состоит из трех или четырех срубов, поставленных один непосредственно за другим по направлению линии запад-восток; ко второй относятся такие церкви, срубы которых образуют в плане форму креста, и, наконец, к третьей, весьма немногочисленной группе, нужно отнести такие церкви, которые представляют собой как бы соединение в одно целое трех церквей первой группы; говоря иначе, основная их масса скомпонована из девяти срубов.
 
Назначение отдельных срубов церквей первого типа совершенно такое же, как и у церквей северных; а именно: западный сруб, предшествуемый крылечком и папертью, предназначается во время службы исключительно для женщин, почему он и называется «бабником», («бабинец») или «женочником». В нем же при отпевании ставится гроб и здесь же совершается потом поминальная трапеза, для которой расставляются столы и скамьи (рис. 464 А); таким образом, «бабник» своим последним назначением совершенно аналогичен северным «трапезным». Средний сруб обыкновенно имеет большие размеры, чем западный и южный; он точно так же, как и у великорусских церквей, служит помещением для молящихся, но на Дону он носит название «мужичника», так как в нем стоят только мужчины, которые даже входят в него не через бабник, а через боковые притворы или крылечки. С бабником средний сруб соединяется широким пролетом, а восточная его стена закрывается высоким иконостасом, перед которым находится солея, возвышающаяся в большинстве случаев на одну или несколько ступеней над полом церкви. В более древних донских церквах клиросы ставились не у самой солеи, а посреди сруба или даже у его западной стены (рис. 464 А). В некоторых донских церквах посреди мужичника возвышаются столбы, поддерживающие балки потолка или вышележащие срубы (рис. 464 д); в Малороссии подобный прием, насколько можно судить по существующим памятникам, никогда не практиковался. Наконец, подобно великорусским церквам, у стен среднего и западного сруба устраиваются лавки для отдыха молящихся.
 
Восточный сруб служит алтарем — «пресвитерией», как его называют на Дону; к нему с севера или юга примыкают иногда небольшие срубы, предназначаемые для ризниц. Последние, подобно папертям перед западным срубом, являются в большинстве случаев пристройками более поздними, нежели основная часть храма.
 
Что же касается формы срубов рассматриваемой группы планов, то на Дону она всегда многоугольная, в виде правильных или вытянутых по разным направлениям восьмиугольников (рис. 464 А и В), или же многоугольников с таким большим числом сторон, что они приближаются к различной формы замкнутым кривым линиям, как, например, у церкви в станице Клецкой (рис. 464 Б). Иногда входящие наружные углы церкви, образованные стенами двух смежных срубов, бывают закрыты дополнительными стенками, составляющими как бы продолжение северных и южных стен бабника и алтаря, благодаря чему последние получают извне форму пятистенных срубов (рис. 464 А).
 
Рис. 464. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 465 - 466. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 467 - 472. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 469 - 470. Михайловская церковь ем. Зинькове. По Г. Павлуцкому
Рис. 471 - 472. Успенская церковь в Дашковцах. По Г. Павлуцкому
Рис. 473 - 474. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
В Малороссии же форма плана у срубов церквей рассматриваемого типа весьма разнообразна; здесь встречаются такие церкви, у которых все три основных сруба имеют форму восьмиугольников (рис. 465 и 466), или прямоугольников (рис. 467 и 468), или же, наконец, срубы имеют различную форму; так, например, у Михайловской церкви в местечке Зинькове (Летичевского уезда, Подольской губернии) к среднему, восьмиугольному в плане, срубу примыкают пятистенные бабник и алтарь (рис. 469 и 470), а Успенская церковь в селе Дашковцы (Ушицкого уезда, Подольской губернии), при такой же форме алтаря и бабника, имеет средний сруб квадратной в плане формы (рис. 471 и 472). Наконец, у Воскресенской церкви села Синявы (Васильковского уезда, Киевской губернии) алтарный прируб имеет пять стен, средний имеет в плане форму восьмиугольника, а бабник — форму квадрата (рис. 473 и 474).
 
Отличительной чертой малороссийских церквей рассматриваемой группы является галерея, встречающаяся при всякой форме срубов и опоясывающая церковь кругом, отчего она и носит название «ганк» или «опасань», то есть пояс (рис. 465, 472 и 475)*.
 
* У всех приведенных примеров притворы и ризницы являются более поздними пристройками, на месте которых первоначально находились галереи.
 
Как увидим впоследствии, такие галереи часто встречаются в церквах Прикарпатской Руси, тогда как на Дону, если судить по уцелевшим памятникам церковного зодчества, они были явлением исключительным и поэтому никогда не получали вполне законченных форм.
 
Как мы уже заметили выше, к этой же группе храмов относятся и такие, которые состоят из четырех срубов; примером такой композиции может служить план церкви Св. Николая в станице Голубинской (рис. 464 Е); четвертый сруб помещен здесь по линии трех остальных, между крыльцом и бабником, причем ему придана довольно неудачная форма шестиугольника. Такую же форму имеет и алтарь голубинской церкви.
 
Рис. 475. Гергиевская церковь в Старых Хуторах. По Г. Павлуцкому. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 475 - 476. Гергиевская церковь в Старых Хуторах. По Г. Павлуцкому
Рис. 476. Гергиевская церковь в Старых Хуторах. По Г. Павлуцкому. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 477. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
Церкви второй группы, то есть такие, у которых план скомпонован в виде креста, встречаются реже церквей первого типа и признаются некоторыми исследователями наиболее древним приемом постройки южных церквей. По способу соединения срубов, образующих в плане форму креста, церкви эти можно разделить на три подгруппы. К первой из них мы относим такие церкви, основная часть которых образована тремя срубами: средним, самым большим и имеющим при этом форму, сильно вытянутую по направлению север-юг, и двумя срубами бабника и алтаря. Как средний сруб, так равно северный и южный срубы устраивались по числу их стен весьма различно; так, у церкви Св. Николая в станице Павловской средний сруб имеет форму вытянутого прямоугольника (правая сторона рисунка 477 Н), у церкви же слободы Маяки он имеет форму восьмиугольника (левая сторона рисунка 477 М); алтарь у обеих этих церквей устроен пятистенным, а бабник — прямоугольным, тогда как в церкви станицы Старо-Григорьевской ему придана такая же форма, как и алтарю, то есть пятистенная (рис. 477 К). В последнем плане крестовая форма выражена менее ясно, нежели у предыдущих, вследствие того, что средний сруб мало вытянут по линии север — юг; поэтому план этот является как бы связующим звеном планов первой группы с планами явно крестовидной формы.
 
Ко второй подгруппе крестовых планов относятся такие церкви, которые образованы четырьмя трехстенными или пятистенными срубами; из них восточный служит алтарем, два боковых, вместе со средним квадратом плана, предназначаются для «мужичника», а западный — для «бабника». По такому приему скомпонован план церкви Рождества Богородицы в местечке Ходорове (Коневского уезда, Киевской губернии), построенной в 1768 году (рис. 478 и 479).
 
Наконец, к третьей подгруппе мы относим планы таких крестовых церквей, главная масса которых состоит из пяти срубов, а именно: из одного центрального и четырех боковых, образующих концы креста, причем средний сруб по занимаемой им площади больше каждого из остальных. Прекрасным образцом такого рода приема может служить план Успенской церкви в местечке Ярышеве (Могилевского уезда, Подольской губернии), центральный сруб имеет здесь форму многоугольника, а все остальные сделаны пятистенными (рис. 480 и 481). Аналогично предыдущему примеру, средний сруб этой церкви, северный и южный служат помещением для молящихся, восточный — алтарем, а западный — бабником.
 
Менее удачно скомпонован план Николаевской церкви в уже знакомом нам селе Синяве (Николаевская церковь села Синявы построена в 1730 г.), его средний, северный и южный срубы имеют форму восьмериков, вследствие чего внутри церкви получаются неприятные входящие углы, которые, к тому же, бесцельно отнимают часть полезной площади (рис. 482). Бабник и алтарь сделаны у этой церкви пятистенными. В середине прошлого века к алтарю пристроена с юга ризница, а к бабнику — притвор и колокольня.
 
При церквах с крестовым планом галерейки (опасания), по-видимому, никогда не устраивались; по крайней мере, ни у одного сохранившегося памятника такого типа, насколько нам известно, их нет.
 
К третьей группе мы отнесли церкви, образованные девятью срубами. В сущности говоря, план таких церквей, подобно планам предыдущей группы, имеет форму креста, дополненного четырьмя срубами, размещенными по диагоналям, то есть во входящих углах креста. По такому приему скомпонован план Николаевского собора в Медведовском монастыре (Чигиринского уезда, Киевской губернии) (рис. 483 и 484). Первоначальное ядро собора составляли следующие срубы: во-первых, три восточных, из которых средний служит главным алтарем, а два боковых — придельными алтарями; во-вторых, три средних сруба, образующих собой главное помещение для молящихся; и, наконец, три западных сруба; средний из них представляет собой «бабник», а два остальных до пятидесятых годов прошлого века служили ризницей и казнохранилищем; теперь же они соединяются широкими пролетами с помещениями для молящихся, а ризница перенесена в пристройку за алтарями. К поздним пристройкам относятся также все три крыльца с их колоннами.
 
Рис. 478 - 479. Церковь Рождества Богородицы в Ходорове. По Г. Павлуцкому. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 478 - 479. Церковь Рождества Богородицы в Ходорове. По Г. Павлуцкому
Рис. 480 - 483. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 480 - 481. Успенская церковь в Ярышеве. По Г. Павлуцкому
Рис. 484. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 485. Планы южнорусских церквей. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
 
К такому же типу относятся планы соборов в городах Новомосковске (Екатеринославской губернии) и Екатеринодаре (Кубанской области), отличающиеся от предыдущего памятника только тем, что наружные углы их срубов срезаны (рис. 485).
 
Сопоставляя рассмотренные нами планы южнорусских храмов с планами церквей северных и центрально-русских, мы найдем у них бесспорно общие черты в приемах комбинации срубов; сходство это особенно рельефно выступает при сравнении крестовых планов севера и юга; трехсрубные же храмы юга, в особенности те, что состоят из восьмигранных срубов, менее сближаются с храмами севера, но все же у них есть одна общая, резко бросающаяся в глаза черта — это наружные галереи, которые на севере вылились в форму нищевников, никогда не обходивших вокруг всей церкви, а на юге - в форму опасаний, которые, как мы видели, охватывали церковь замкнутым кольцом. Существенное отличие в композиции планов заключается, главным образом, в том, что южане в более поздние эпохи сильнее тяготели к восьмиугольному плану сруба, * тогда как северяне охотнее склонялись к прямоугольному срубу — к клети, прибегая к восьмерику только тогда, когда им нужно было сделать очень поместительный храм (смотри выше с. 210). В этом же условии, то есть в свойствах строительного материала, мы склонны видеть и причину большего распространения на юге формы восьмиугольного оклада сруба; в самом деле, обычным строительным материалом на юге являются дуб и граб, не дающие таких длинных бревен, как сосна и лиственница, поэтому, даже при сравнительно незначительных размерах церквей, южанам волей-неволей приходилось прибегать к восьмерикам, которые можно сделать довольно вместительными и при относительно коротких бревнах.
 
* Вероятно, прямоугольная форма срубов, или прямоугольная со слегка срезанными углами, имеет более древнее происхождение, нежели форма восьмиугольная, в широком распространении которой немалую роль должно было сыграть влияния стиля Барокко, двигавшегося с Запада.
 
Таким образом, в отношении планов церковное зодчество юга родственно северному; принципы одни и те же — общеславянские, но детали — различные, обусловленные, по-видимому, причинами, скорее, географическими, нежели этнографическими.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).