Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси

Трехверхие церкви были на юге, по-видимому, господствующим типом; по крайней мере, большинство из дошедших до нас древних церквей Малороссии и Области Войска Донского завершаются тремя главами. Некоторые исследователи готовы видеть в трех верхах храмов олицетворение канонического догмата триединства Божества; другие видят в трехглавии неизбежный отзвук архитектуры запада и востока и ставят его в генетическую связь с постройками французских крестоносцев на Неаполитанском берегу (церкви в Трани и Мольфетта) и даже с трехкупольными церквами далекой Сирии. Однако, трудно предположить, чтобы богословский догмат ложился в основу архитектурной композиции зодчих-плотников, вряд ли особенно сильных в богословских науках, или допустить возможность влияния на их творчество таких отдаленных по месту и по времени образцов архитектуры, как памятники зодчества Италии и Сирии. Проще предположить, что трехглавие южных церквей вытекало естественным путем из трех срубов, входивших в состав примитивной южной церкви, и появившихся, в свою очередь, вследствие необходимости иметь в церкви три самостоятельных помещения, а также вследствие свойства имевшегося под руками строительного материала. С течением же времени обычай строить церкви трехглавными стал освещенным веками преданием и незаметно слился в представлении духовенства и народа с упомянутым выше догматом.
 
Исходя из приведенных соображений, мы относим к наиболее древнему типу трехглавых южных церквей такие из них, у которых купола выражены с архитектурной точки зрения неясно и только отмечают собой внутреннее тройное деление церкви.
 
Рис. 500 - 501. Петропавловская церковь в Чуднове. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 500 - 502. Петропавловская церковь в Чуднове. По Г. Павлуцкому
Рис. 502. Петропавловская церковь в Чуднове. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 503. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 504. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 505. Преображенская церковь в Полонном. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 505. Преображенская церковь в Полонном. По Г. Павлуцкому
 
Примером такой композиции может служить Петропавловская церковь в местечке Чуднове (Житомирского уезда, Волынской губернии. Построена в XVII —XVIII вв.) (рис. 500, 501 и 502). Первоначальное ядро этой церкви, загроможденное в настоящее время позднейшей пристройкой трех папертей и колокольни, отличается от церквей предыдущей группы только тем, что ее бабник и алтарь крыты не двухскатными крышами, а низенькими восьмигранными куполами, завершенными гранеными же луковичными главками на небольших восьмеричках, играющих роль их шеек. Купол над бабником ниже купола алтаря, равно как и главка его меньше главки последнего, чем строитель хотел отметить менее важное значение бабника по сравнению с алтарной частью церкви; в свою очередь, купол среднего сруба выше и больше восточного и, кроме того, он поднят на восьмерик, благодаря чему средняя часть церкви так же, как и у предыдущих памятников, имеет доминирующее значение. Купола и луковицы чудновской церкви покрыты в настоящее время железом, но это в общем не изменило, по-видимому, их первоначальной формы, отличающейся, по сравнению с куполами рассмотренных выше церквей, несколько вычурной формой, говорящей о связи ее со стилем Барокко.
 
У Георгиевской церкви в Старых Хуторах, близ города Винницы, доминирующее значение среднего сруба церкви выражено несколько иначе, а именно тем, что сруб этот имеет здесь несколько большую высоту, но не имеет над собой восьмерика, как у предыдущих церквей (рис. 475, 476 и 492). Вследствие этого каждый из трех срубов имеет в этой церкви самостоятельный характер, подчеркивающий его назначение; эта же идея выражена и в различном виде покрытий, а именно: средний сруб покрыт восьмигранным шатром, скаты которого при переходе внизу к четырехскатному отливу слегка закруглены; вверху шатер этот отделен узеньким карнизиком от небольшого восьмерика, покрытого изящной луковичной главкой с широкими отливами. Что же касается восточного и западного срубов, то они крыты четырехскатными крышами, имеющими крутой подъем и также заканчивающимися маленькими восьмеричками с главками, форма которых, в особенности той, что высится над бабником, значительно отличается от луковицы среднего сруба. С опасанием этой церкви мы уже познакомились выше. Если в Георгиевской церкви стремление придать каждому из трех срубов вид самостоятельной и притом высокой башни едва намечается, то в Преображенской церкви местечка Полонного (Новоградволынского уезда, Волынской губернии. Время постройки этой церкви в точности неизвестно) оно выражено уже довольно ясно тем, что над четырехскатными крышами алтаря и бабника поставлены восьмерики (рис. 503, 504 и 505). Над бабником их, в сущности говоря, два, так как верхний из них слишком низок и широк, чтобы его можно было считать шейкой луковичной главы, завершающей срубы бабника. Восьмерик алтаря заканчивается главой такой же формы, как и у бабника; но в общем вся высота алтаря, считая от уровня земли до яблока креста, несколько меньше высоты бабника. Средний сруб рассматриваемого памятника повторяет формы бабника, но высота его значительно превосходит как последний, так и алтарь. Церковь в Полонном очень интересна своими несколько архаичными формами, но, к сожалению, значительно теряет от того, что опасание ее наглухо зашито в настоящее время тесом.
 
Вполне развитый башенный характер имеют все три части у Введенской церкви местечка Триполья (Киевского уезда, Киевской губернии. Построена в 1797 г.) (рис. 506, 507 и 508), отличающейся от предыдущих трех памятников также и тем, что средний ее сруб имеет с самого низа форму восьмигранной призмы, вернее, четырехгранной призмы со слегка срезанными углами. Каждая из трех башен этой церкви состоит из двух призм: нижней — очень высокой и верхней — значительно меньших размеров; одна с другой призмы соединяются при помощи очень крутых и высоких скатов. Верхние призмы заканчиваются крышами наподобие шатров и увенчаны вычурными главками на восьмигранных шейках. Общие пропорции трех башен одинаковы, но средняя башня намного выше восточной и западной, имеющих одинаковую высоту. Нижние призмы башен разделяются по высоте узеньким горизонтальным поясом, несколько скрадывающим их значительную высоту; кроме того, пояс этот объединяет башни в одно архитектурное целое, так как является единственной, если не считать линий свеса крыш, горизонтальной тягой, общей у всех трех срубов. В позднейшее время внешний вид церкви сильно изменился от пристройки к ней папертей, ризниц по сторонам алтаря и колокольни.
 
Рис. 506. Введенская церковь в Триполье. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 507. Введенская церковь в Триполье. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 506 - 508. Введенская церковь в Триполье. По Г. Павлуцкому
Рис. 508. Введенская церковь в Триполье. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 509. Михайловская церковь в Зинькове. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 509. Михайловская церковь в Зинькове. По Г. Павлуцкому
Рис. 510. Успенская церковь в Дашковцах. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 511. Церковь святителя Николая в Виннице. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 510. Успенская церковь в Дашковцах. По Г. Павлуцкому Рис. 511. Церковь святителя Николая в Виннице. По Г. Павлуцкому
 
На церковь в Триполье очень похожи Михайловская церковь в местечке Зинькове (Летического уезда, Подольской губернии. Построена в 1769 г.) (рис. 469, 470 и 509) и Успенская церковь в селе Дашковцы (Ушицкого уезда, Подольской губернии. Построена в 1768 г.) (рис. 510); это такие же трехбашенные церкви, как и предыдущая, отличающиеся от нее главным образом формой куполов. Общая форма последних у обеих этих церквей одинакова: это восьмигранные шатры, перетянутые внизу и закругляющиеся над отливом карнизов; но у церкви в Дашковцах купола гораздо стройнее и завершаются изящными главками оригинальной копьевидной формы, тогда как у зиньковской церкви главки имеют обычную луковичную форму. В соответствии с тяжеловатыми куполами Михайловской церкви находятся и ее грузные восьмерики, помещенные между главками и куполами. Подгнившие деревянные столбы опасания церкви в Дашковцах заменены, в конце первой четверти прошлого столетия, кирпичными, оштукатуренными столбами, стоящими на невысоком цоколе.
 
Трехглавыми строились не только такие, сравнительно небольшие церкви, как только что рассмотренные, но также и большие храмы, как, например, церковь Св. Николая в городе Виннице (Построена в 1746 году на средства Антона Постельника) (рис. 465, 466 и 511) и даже соборы, как, например, соборная церковь во имя Великомученика Георгия в г. Тараще, построенная в 1759 г. (рис. 512, 513 и 514)*. Средняя башня этого собора значительно превышает восточную и западную, благодаря тому, что она образована тремя громоздящимися один над другим восьмериками, между тем как малые башни, подобно башням предыдущих памятников, состоят всего из двух восьмериков. Нижние восьмерики всех трех башен разделены по высоте почти на равные части узеньким горизонтальным поясом, охватывающим непрерывной лентой весь собор. Башни Георгиевского собора имеют мощный, но пропорциональный характер, а контуры куполов, переходы от восьмерика к восьмерику и силуэты венчающих купола главок спокойны и не вычурны, чего нельзя сказать о деталях Никольской церкви в Виннице, носящих на себе следы влияния стиля Барокко.
 
* Киевской губернии. Существует ли эта церковь в настоящее время, нам неизвестно, так как в 1903 г. она была намечена к разборке и к переносу на другое место.
 
Рис. 512 - 513. Собор в Тараще. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 512 - 514. Собор в Тараще. По Г. Павлуцкому
Рис. 514. Собор в Тараще. По Г. Павлуцкому. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 515 - 516. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 515. Церковь села Устье-реки. По В. Щербакивскому Рис. 516. Церковь в селе Коршеве. По В. Щербакивскому
 
Обе эти церкви являются образцами вполне развитого трехглавого типа церквей, часто встречающегося также среди памятников церковного зодчества Прикарпатской Руси, где он, по-видимому, прошел все те же стадии развития, что и на юге России. Действительно, образцом церкви, у которой восточная и западная башни едва намечены и представляют собой небольшие куполки, посаженные на коньках двухскатных крыш алтаря и бабника, может служить церковь села Устье-реки (в Гуцулыцине, Прикарпатский край), построенной в XVIII в. (рис. 515). Церковь эта отличается от аналогичных ей малороссийских церквей, главным образом, тем, что средняя ее часть состоит не из двух ярусов, а из трех, причем дополнительным ярусом является средний, имеющий вид очень невысокого глухого четверика. Что же касается покрытия средней части этой церкви, то оно имеет совершенно такую же форму, как купола зиньковской церкви. Такую же форму имеют и малые купола, возвышающиеся на низеньких глухих восьмериках. Сходство этой церкви с малороссийскими церквами довершается опасанием, устроенным на выпускных концах бревен, обработанных в виде кронштейнов. Кровли рассматриваемого памятника, подобно кровлям большинства памятников Прикарпатской Руси, сделаны гонтовыми.
 
Ясно выраженный башенный характер имеют все три части церкви в селе Коршеве (в Галиции), построенной хотя и в XIX веке, но по приемам народного творчества (рис. 516). По общей идее композиции она очень близка к Георгиевской церкви на Старых Хуторах в Виннице. В самом деле, она представляет собой так же, как и последняя, три самостоятельных башни, объединенных в одно целое общим кольцом опасания. Каждая из башен, подобно средней части церкви в селе Устье-реки, состоит из трех срубов, а именно: относительно высокого нижнего четверика, едва заметного среднего четверка и верхнего восьмерика, врезающегося в крутые скаты четырехгранной кровли и увенчанного куполом такого же типа, как у предыдущего памятника, то есть имеющим вид восьмигранного шатра, как бы стянутого внизу кольцом. Над куполами высятся на восьмигранных шейках луковичные главки очень вытянутой формы.
 
Дальнейшее развитие церквей такого типа заключалось в постепенном их вырастании в высоту, что достигалось оригинальным способом, заключавшимся в том, что покрывающие башни шатры как бы расслаивались на несколько частей, состоявших из низких четвериков, покрытых частями разрезанного шатра. Примером таких расслоенных шатров могут служить крыши церкви Сошествия Св. Духа в Борыне (Близ г. Турки) в Бойковщине, построенной в 1746 году (рис. 517). Четырехгранный шатер средней башни разделен здесь двумя четвериками на три части и прикрыт сверху восьмигранным дополнительным шатриком, который, в свою очередь, разделен на три части. Аналогично, но несколько в иных пропорциях, скомпонована крыша и над башней алтаря, тогда как шатер над западной башней разделен лишь на две части. Вся эта церковь, начиная сверху и кончая широкими скатами опасания, покрыта дранью и гонтом, что придает ей удивительно живописный вид, правда, несколько архаичный, но прекрасно вяжущийся с окружающей природой, вернее, составляющий с ней одно неразрывное целое.
 
Наконец, к последней стадии развития таких церквей, стоящих как бы на одной параллели с такими малороссийскими церквами, как собор в Тараще, являются трехбашенные церкви Бойковщины, у которых каждая башня состоит из целого ряда ярусов. Примером их может служить церковь Николая Чудотворца в Кривке, построенная в 1763 г. (рис. 518). Средняя башня этой церкви состоит из нижнего четверика и шести, громоздящихся один над другим, восьмериков, отделенных друг от друга скатами крыш. Точно так же скомпонована восточная и западная башни, только западную охватывает галерейка, помещенная непосредственно над крышей опасания. Такие церкви, как только что рассмотренные, очень оригинальны, но в то же время производят беспокойное впечатление излишней дробностью ярусов и крыш, которое еще усиливается сплошным покрытием мелким гонтом и дранью. Тем не менее, церкви эти представляют громадный интерес, являясь произведениями чистого народного творчества, которого не успело коснуться влияние немецко-мадьярского искусства.
 
Отличительной чертой другой ветви трехкупольных церквей Прикарпатской Руси является относительно небольшое число ярусов их башен, причем башни одной и той же церкви скомпонованы не одинаково и крыты различной формы куполами, совершенно не похожими на шатры, которые, вероятно, в более глубокой древности были излюбленной формой покрытия. Так, например, алтарный купол церкви в Малнове (под Перемышлем, Галиция), построенной в 1676 г., еще близок к форме шатра, но купол над средним срубом этой же церкви уже ничего не имеет с ним общего, так как скорее напоминает наше северное покрытие «кубом» (рис. 519). Стены восьмерика, несущего этот купол, прорезаны окнами, тогда как у предыдущего памятника окна устроены только в нижних срубах (в четвериках), а все остальные срубы глухие и, следовательно, имеют только декоративное значение, не увеличивая внутренней высоты церкви. Перед бабником церкви в Малнове высится колокольня, удачно заканчивающая всю эту прелестную группу простых, но удивительно сочных форм, похожих на коренастые белые грибы.
 
Рис. 517 - 518. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 517. Церковь в Борыне. Фото О. Маркова Рис. 518. Церковь св. Николая в Кринке. Фото О. Маркова
Рис. 519 - 520. Трехверхие церкви на юге России и в Прикарпатской Руси. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 519. Церковь в Малнове. Фото О. Маркова Рис. 520. Церковь св. Юрия в Драгобыче. Фото О. Маркова
 
Совершенно другое настроение дает внешний вид церкви Св. Юрия в Драгобыче (Галиция, Построена ок. 1600 г.).
 
Массы этого памятника спокойно величавы, и весь он, несмотря на сравнительно небольшие размеры, кажется грандиозным, что объясняется отсутствием в нем таких мелких масс, как у церкви в Кривке (рис. 520). Хотя у подножия средней башни драгобычской церкви ютятся два маленьких прируба, крытых куполками, и таким образом у нее их всего пять, тем не менее, памятник этот приходится отнести к группе трехверхих церквей, так как доминирующее значение имеют только три купола, а два остальные теряются в общей массе храма. Низ церкви охвачен опасанием, которое с восточной стороны устроено в виде навеса, поддерживаемого подкосами, а с западной стороны и с боков имеет вид галерейки с полуциркульными и трехцентровыми арочками. Вторая такая же галерейка охватывает западную башню на высоте середины ее нижнего яруса. Форма куполов западной и восточной башни почти одинаковая — грушевидная, со слегка вдавленными вверху гранями, тогда как купол средней башни имеет плавно выпуклые вверху грани, загибающиеся лишь внизу, при подходе к отливу карниза. Над куполами, незаметно из них вырастая, высятся тоненькие шейки, увенчанные луковичными главками с сильно вытянутыми вверх остриями. Отличительной чертой церкви Св. Юрия являются карнизы, которые, в противоположность карнизам других прикарпатских и малороссийских церквей, имеют довольно сильный профиль, благодаря чему они рельефно выступают на силуэте церкви.
 
Все крыши и четверики драгобычской церкви покрыты чешуей из драни, и только восьмерики обшиты тесом, стыки которого сливаются вверху с промежутками полукруглых вырезов в горизонтальных тесинах, прибитых под самым карнизом.
 
Этим памятником мы закончим рассмотрение трехверхих прикарпатских церквей и вернемся снова к малороссийским памятникам церковного зодчества, остановясь на группе пятиверхих храмов, которых на юге значительно меньше, нежели трехверхих.
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).