Одноверхие малорусские церкви

Все южные церкви, как малороссийские, так и Области Войска Донского, разделяются по внешнему их виду на четыре группы, отличающиеся одна от другой, главным образом, числом увенчивающих церковь верхов, а именно: к первой группе относятся одноверхие церкви, ко второй — трехверхие, к третий — пятиверхие и, наконец, к последней — многоверхие; причем одноверхие и трехверхие церкви отвечают первой группе планов, пятиверхие — крестовой форме планов и многоверхие — последней их группе.
 
Тип одноверхого храма по своей внешности является самым простым и, по-видимому, может быть признан самым древним приемом церковного строительства на юге; последнее подтверждается тем, что срубы таких церквей, лишь за немногими исключениями, имеют в плане форму прямоугольников, которую, как мы заметили выше, следует считать древнейшей формой церковного плана. Все дошедшие до нас одноверхие церкви по своим размерам очень невелики, но сохранили в своей внешности больше черт самостоятельного народного творчества, нежели церкви других типов, хотя построены они приблизительно в одно и то же время с последними.
 
Наиболее простым образцом таких церквей может служить прелестная церковка Иоанна Богослова в Княжполе (Каменецкого уезда, Подольской губернии. Построена в 1747 г.) (рис. 491). Она состоит из трех прямоугольных в плане срубов, из которых западный служит бабником, средний — мужичником и восточный — алтарем. Вокруг всей церкви, как мы уже упоминали выше, обходит опасань на выпускных кронштейнах, прорезанная с южной стороны бабника небольшим крылечком на двух столбах. Бабник и алтарь крыты двухскатными крышами довольно крутого подъема, над которыми возвышается шатровая крыша восьмерика второго яруса главной части здания; восьмерик этот очень низок, не имеет окон и врезается в крутые скаты крыши нижележащего четверика. Последний несколько шире срубов бабника и алтаря, благодаря чему вся средняя часть церкви имеет, с архитектурной точки зрения, главенствующий характер. Над шатром высится изящная луковичная главка на восьмигранной шейке, низ и верх которой опушены отливами. Главка эта покрыта лемехом, тогда как все остальные кровли сделаны драничными. Все стены рассматриваемого памятника до крыши опасания обшиты тесом с нащельниками, по способу, описанному нами выше. Весь этот небольшой и низенький храм оставляет впечатление произведения бесхитростного народного творчества, архитектурные формы которого сохранили свою первоначальную чистоту.
 
Рис. 494. Церковь святого Димитрия в селе Залуга-Черченском. По Г. Павлуцкому. Одноверхие малорусские церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский Рис. 495. Церковь в селе Камне. По Г. Павлуцкому. Одноверхие малорусские церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 494. Церковь святого Димитрия в селе Залуга-Черченском. По Г. Павлуцкому
Рис. 496. Церковь в селе Камне. По Г. Павлуцкому. Одноверхие малорусские церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 495 - 496. Церковь в селе Камне. По Г. Павлуцкому
 
По такому же приему построены церковь Св. Димитрия в селе Залуга-Черченском (Каменецкого уезда, Подольской губернии. Построена в 1738 г.) (рис. 494) и церковь Рождества Богордицы в селе Камне (Новоградволынского уезда, Волынской губернии. Построена, вероятно, в XVIII веке.) (рис. 495 и 496). Первая из них отличается от церкви в Княжполе формой покрытия восьмерика, которое сделано здесь в виде низкого восьмигранного купола, имеющего вверху прямые скаты и только внизу переходящего в округлые формы. Говоря иначе, покрытие это имеет форму невысокого шатра, как бы перетянутого в нижней его части, то есть над самым карнизом восьмерика. Церковь же Рождества Богородицы имеет такое же покрытие восьмерика, как и княжпольская церковь, но отличается от нее отсутствием опасания и многогранным алтарем, крытым на пять скатов.
 
Что же касается церкви Св. Димитрия в станице Петровской (на Дону), то, хотя она по общему типу и должна быть отнесена к той же группе памятников, но тем не менее она во многом от них отличается. В самом деле, ее центральный сруб имеет в плане форму восьмиугольника, а срубы бабника и алтаря имеют скошенные углы; стены центрального сруба сделаны с легким наклоном к его центру и заканчиваются довольно высоким, с небольшим выносным карнизом, сделанным по тому сравнительно редкому приему, о котором мы упомянули выше, говоря о карнизах донских церквей. Выше этого карниза, вернее, над спускающимися к нему скатами крыши, поднимаются еще три низких срубика, отделенных друг от друга довольно крутыми скатами крыш и завершенных шаровидной главкой на едва заметной шейке (рис. 497). Такие же главки, но только гораздо меньшего размера, высятся над высокими крышами бабника и алтаря, в точках схода их пяти скатов. Перед дверью бабника устроена небольшая звонница, покрытая двухскатной крышей.
 
Все рассмотренные нами церкви имеют бесспорное родовое сходство с такими церквами Прикарпатской Руси, примером которых может служить церковь в Подгородье, построенная также в XVIII в. (рис. 498). Действительно, отличием ее от предыдущих церквей является только своеобразной формы купол восьмерика, увенчанный небольшим куполком, покоящимся на восьми столбиках; все же остальные детали, включая даже кресты над фронтонами бабника и алтаря, аналогичны деталям церкви Иоанна Богослова в Княжполе.
 
К этому же типу прикарпатских церквей принадлежит церковь, изображенная на рисунке 499. К сожалению, лицо, доставившее нам эту фотографию, не могло сообщить ни названия самой церкви, ни названия местности, где она находится. Тем не менее воспроизвести ее было желательно, так как по своим формам она более близка к чисто народным произведениям, нежели предыдущий памятник, у которого купол носит на себе явные следы влияния немецко-мадьярского искусства. Купол же рассматриваемой церкви еще близок к формам шатра, потому что грани его только внизу слегка закругляются, а середины их и верхи представляют собой прямые скаты. Между восьмериком, которым покрыт этот купол, и нижним четвериком центральной части церкви вставлен дополнительный четверик, настолько низкий, что он кажется не самостоятельной массой, имеющей собственное покрытие, а продолжением тех вставок, которые расслаивают на две части крыши бабника и алтаря. С подобными расслоенными крышами мы встретимся в дальнейшем, при рассмотрении трехверхих церквей в Бойковщине.
 
С другой стороны, нельзя не заметить у этих церквей сходства и с некоторыми нашими великорусскими церквами, например со знакомой уже нам Воскресенской церковью в селе Кременском (рис. 377); это сходство, по-видимому говорит о том, что прототипы такого вида церквей восходят к глубокой древности, когда архитектурные приемы славян, только что принявших крещение, не успели, в зависимости от местных условий, облечься в различные формы.
 
Рис. 497. Одноверхие малорусские церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 498 - 499. Одноверхие малорусские церкви. Русское деревянное зодчество. Михаил Красовский
Рис. 498. Церковь в Подгородъе. По В. Щербакивскому Рис. 499. Церковь в Галиции
 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).