Деревянная архитектура Томска

«Деревянная архитектура Томска». Автор вступительной статьи и комментариев Э.И. Дрейзин. Составители альбома Э.И. Дрейзин и А.Ф. Пасечник. Фотосъемка А.А. Райха и В.А. Кондратьева. Издательство «Советский художник». Москва. 1975


Эстетическое воздействие архитектуры, ее эмоциональное влияние на человека огромно. Как и природа, архитектура окружает нас и сопровождает в течение всей нашей жизни; она является нашей материальной жизненной средой, и от степени ее художественного совершенства во многом зависит полнота нашего жизнеощущения, наше самочувствие, наше настроение.

В архитектуре города, который живет и развивается многие века, отражается вся его история, и сменяющиеся поколения жителей всегда ощущают историческое прошлое по сохранившимся архитектурным памятникам. Эти исторические напластования позволяют ощутить время как «четвертое измерение» города, которое вносит черты художественной неповторимости в его образ.

Деревянная архитектура Томска — это великолепное художественное наследие. Сохранившиеся до наших дней произведения деревянного зодчества стали сейчас достопримечательностью. Они входят в ткань современного Томска и придают его облику черты индивидуальности, своеобразия.

В дальнейшем многие из них должны быть сохранены в музее под открытым небом; другие войдут важными композиционными элементами-островками во вновь создаваемые современные ансамбли. Умелое сочетание высокохудожественного старого, чем богат Томск, и выразительного нового способно создать архитектуру неповторимую и прекрасную.

Томск, один из старейших городов Сибири, сыграл выдающуюся роль в административно-хозяйственном освоении обширных территорий и, особенно, в распространении культуры и образования в Сибири.

В XVII веке Томск — крепость и город «служилых» людей, предназначенный для защиты местных народов и русских переселенцев от набегов кочевников. Затем, с потерей военного значения, Томск, расположенный на перекрестке путей, связывающих запад и восток, становится торговым центром обширного края, административным центром огромнейших необжитых пространств. Купеческий город богачей, нажившихся на обширной торговле и «золотой лихорадке» второй четверти прошлого столетия, Томск в конце века становится ареной революционного рабочего движения, в котором горячее участие принимает передовое студенчество.

Организаторами революционных выступлений в Томске были выдающиеся деятели революции и Советского государства: В. В. Куйбышев и С. М. Киров.

Ныне Томск крупный промышленный, культурный, учебный и научный центр страны, которому предстоит большое будущее в связи с возрастающим освоением огромных природных богатств края. Безграничная тайга, могучие реки, суровая красота девственной природы Сибири.

На этом фоне возникает деревянная архитектура города.

Архитектура Томска XVII столетия строга и проста. Огромные венцы крепостных стен и башен, скромные избы первых поселенцев несут печать сурового окружения природы и той самобытности и ясности форм, для выработки которых потребовались долгие века народного творчества. Перенесенные в Сибирь поэтичные формы зодчества русского севера захватывают своей безыскусственностью и лаконизмом.

Затем деревянная архитектура постепенно утрачивает первоначальную простоту и суровость. Во второй половине XVIII и первой половине XIX века в городской архитектуре Томска начинают под влиянием стилей европейской части страны преобладать дома-усадьбы русского барокко и классицизма, умело, своеобразно и талантливо переработанных для дерева местными мастерами. К сожалению, все эти памятники в Томске почти не сохранились.

В настоящем издании представлены произведения более позднего времени (конец XIX и начало XX столетия), отражающие сложившиеся в этот период приемы и традиции архитектуры Томска. Купеческий и торговый Томск диктовал свои вкусы. Но в лучших памятниках их создатели избежали излишней пышности и дешевой стилизации. Они используют богатейшие традиции деревянного зодчества русского севера, в течение веков влиявшие на все русское искусство, а также творчески осваивают стилевые особенности и композиционные приемы русского барокко и классицизма, обогащая все это декоративностью и затейливостью, воспринятыми от местных и восточных народов.

Народные мастера проявляют великолепный артистизм, перерабатывая эти разнообразные источники в единое гармоническое целое и создавая произведения, отличающиеся стройностью пропорций, уравновешенностью композиций, богатством и живописностью силуэта, общим величавым, дворцовым строем. Огромную роль в архитектуре этих зданий играет изумительный резной декор, объединяющий и завершающий их образ. 

Деревянные двухэтажные дома стоят на улицах Томска тесно в ряд, без отступа от тротуаров, иногда перемежаясь с одноэтажными домами обычно более старой постройки. Уличные фасады домов затеняются старыми деревьями, посаженными вдоль тротуаров. Дома выходят на улицу узкой как бы официальной стороной, а более длинной уходят в глубь двора. Здания выглядят стройными и монументальными. Этому способствуют большая высота помещений, высокие, часто поставленные окна с узкими простенками, весь вертикальный дворцовый строй, четко воспринимаемый несмотря на горизонтальный ритм рубленых стен с их полосящей светотенью.

Большая высота и просторность помещений, высокие окна, часто сдвоенные и строенные, с крупными стеклами кажутся удивительными для Сибири — края продолжительной и суровой зимы. В этом стремлении к высоте, к величавости, к «хоромности» проявляются черты, характерные для северного зодчества. Хорошие каменные цоколи, иногда используемые для жилья, в некоторых постройках каменные первые этажи— все это напоминает «подклеты» и высокие «горницы» древнерусского зодчества.

Простота и лаконичность уличных фасадов контрастируют со сложностью конфигурации стен, выходящих во дворы и изобилующих пристройками, эркерами, лоджиями, галереями и т. п. Здесь сказывается свойственный архитектуре русского классицизма усадебный подход к планировке дворов с их интимностью и замкнутостью, а также влияние местных климатических особенностей, вызвавших к жизни композицию крытых сибирских дворов. Позднее все больше проявляется городской подход к планировке улиц и домов: вход в дом, часто с крутой лестницей и отдельными дверями для каждого этажа, располагается с улицы и помещается в облегченной пристройке. Эти входы вкомпоновываются в здание, но иногда имеют и свои самостоятельные завершения в виде остекленной галереи, увенчанной фигурной кровлей. Постройки городского типа обладают срезанными углами, обогащенными эркерами и балконами, завершающимися кровлями с силуэтной надстройкой.

Особенно ярко и интересно решаются в описываемой архитектуре верха зданий. Ведь и главная красота «хором» выражалась в украшении верхов, в поисках сказочных, причудливо и богато украшенных силуэтных завершений, контрастирующих с суровостью бревенчатых стен. С другой стороны, не меньшее влияние на завершение зданий оказывают строгость и величавость карнизов, классических форм с их прямолинейностью, глубокой светотенью, большим выносом и развернутым профилем. В результате художественного слияния этих двух, казалось бы, противоположных начал сложился особый тип венчания зданий, получивший широкое распространение в городской архитектуре Сибири и особенно Томска,— классический карниз, ритмично прорезаемый несколькими небольшими острыми фронтонами, которые часто завершаются декоративными башенками и шпилями.

Эти небольшие, круто поднимающиеся треугольники фронтонов, без которых не обходится почти ни одно здание, обогащают силуэт здания, являясь одновременно композиционными осями фасада. Томские мастера не могли обойти и такую глубоко самобытную форму завершения зданий, как стройный и высокий шатер (берущий начало от знаменитых шатровых храмов русского севера). В деревянной гражданской архитектуре Томска шатры, отлично сочетающиеся в городском пейзаже с высокими елями и соснами, в большом количестве сохранившимися в городской природе, находят большое распространение. Однако здесь шатер редко доминирует в общем объеме здания, а является одним из элементов многоглавия — башенок, куполков, шпилей, резных решеток, гребней и других завершений. Изумителен резной декор. Дома как бы убраны в праздничный наряд. Богатый, изысканный, он оформляет все элементы здания. «Резьба, наряду с зодчеством, была любимой областью народного творчества, и идеалы его выразились здесь с такой же яркостью и полнотой, как и в былинном эпосе, в народной песне. Диву даешься, откуда эта вдохновенная  узорная песня запала в душу немудреного резчика. Прямо ошеломляет богатство узорной фантазии» (Игорь Грабарь. «История русского искусства», том I).

Резьба, разнообразная по форме, технике исполнения, по тематике, является неотъемлемой частью деревянной архитектуры Томска. Богатство ее форм и в то же время уравновешенность, яркая выразительность и скомпонованность радуют глаз, заставляют долго любоваться и вызывают чувство восхищения и уважения к ее создателям.

Резной узорчатый гребень по коньку, на парапете, диковинные птицы в акротериях фронтонов, остропрофилированные шатры и башенки со шпилями, с резными кронштейнами и волютами — все это обогащает завершения зданий.

Каждому членению карниза соответствуют особые формы резных деталей. Вынесенную плиту карниза, низ которого иногда обрамляет кружевная бахрома тонкой резьбы, украшают накладные элементы. Пропильные и профилированные модульоны-кронштейны получают свойственные дереву тонкость доски и, расставленные в своеобразном ритме — сдвоенно или с чередованием парных и одиночных, бросают резкие тени на гладь фриза, придавая ему большое изящество и напоминая узорчатость и филигранность восточных мотивов. Обогащается и фриз. Накладные вставки и розетки между модульонами сложно орнаментованы, широкая резная бахрома свисает под фризом, делая его шире и окаймляя его внизу. Острые фронтоны, нарушая спокойное течение светотени карниза, как гребни волны, искрятся и пенятся кружевными деталями красиво вписанных в них резных решеток; сложный рисунок их вьющегося растительного орнамента выделяется на сочной и глубокой тени.

Обрамления окон, имеющих большей частью стройные, вытянутые пропорции,— это всякий раз законченное художественное произведение. Верхнее завершение, боковые наличники и низ представляют одно целое, образуя единую совершенную композицию.

Архитектура оконных обрамлений в деревянном зодчестве Сибири имеет свою многовековую историю развития — от скромной доски, украшаемой несложной геометрической резьбой, до самой сложной орнаментики с применением самой разнообразной техники исполнения. Поразительны по богатству и выразительности мотивы оконных обрамлений. Мастер уверенно владеет рисунком. Классические детали барокко и классицизма, изобразительные элементы древнерусских узоров и вышивок, стилизованный растительный орнамент; колонки резные, точеные, витые. Разнообразные детали богато профилированы.

В настоящем издании приведены многие образцы оформления оконных проемов. Тут и богатые верхние завершения в виде фронтонов-сандриков, с накладным рельефным растительным орнаментом, часто в виде стилизованных полотенец; усложненные завершения с барочными завитками и вставленными в разрыве завитков розетками и вазонами. Наконец, особенно полюбившийся центральный полукруглый карниз-сандрик с боковыми прямыми плечами, опирающимися на вертикальные наличники. Все это образует корону — прекрасный убор стройного окна.

Боковые узкие части наличников представляют собой большей частью накладные, профилированные и точеные элементы колонок, поддерживающих верхний сандрик.

Нижние доски различной формы — то прямые, то с плавными вырезами — гармонируют с завершениями окон. Они также украшены накладными орнаментами, часто с подвешенными ажурными дополнениями. Боковые спускающиеся элементы завершаются фигурными профилированными трилистниками, точеными шариками и т. п.

Особый интерес по своей композиции и декору представляют сдвоенные окна, характерные для русской народной архитектуры, а также трехчленные с широким средним окном и двумя боковыми, более узкими. Размещенные среди одинарных окон, они придают фасадам своеобразную свежесть и живописность.

Но оформление окна не является самостоятельной задачей. Оно всегда подчинено общему композиционному замыслу. Обрамления близко поставленных окон смыкаются между собой, их верх иногда накладывается на спускающийся фриз карниза, а узорчатый низ соприкасается с завершениями окон первого этажа, и создается сплошной узор, как бы вышитый на спокойном поле фасада. Тектоника и фактура этого поля также выполняют свою художественную функцию.

Художник глубоко понимает роль и значение контраста и умеет придавать полю стены — фону структуру, наиболее способствующую выявлению декора.

Часто деревянные срубы остаются необшитыми. Округлая форма бревен так правильна, так безукоризненно стройны их ряды, что, кажется, стена отлита из одного куска, а частое чередование горизонтальных теневых полос крепко связывает и прекрасно выявляет декор окна. Многие дома обшиты досками. Эта обшивка создает ровный фон с едва заметным ритмом горизонтальных линий-рустов.

Для создания общего вертикального строя в некоторых случаях горизонтально обшиваются лишь оконные простенки. Междуэтажный пояс обшивается вертикально.

При широких простенках решение обшивки меняется, она делается фигурной — в елочку, иногда рельефной. Плоскости фасадов часто оконтуриваются по краям пилястрами. Но они так тонки и стройны, их поле так облегчено декоративным накладным узором, что они прекрасно выполняют роль обрамления фасадных плоскостей.

Декоративные мотивы этих вертикальных обрамлений, идущих снизу доверху на два этажа, исключительно интересны. Обведенные тонким багетом, они представляют собой растущий ряд накладных арабесок, виньеток, сделанных с большим вкусом. Рисунок их напоминает классическую помпеянскую роспись, дошедшую до нас в переработке русского классицизма и в мастерском исполнении в дереве народного художника-творца.

Описание декора домов было бы неполным без упоминания об интересном решении входных крылец с навесами, поддерживаемыми крупными резными деревянными кронштейнами, хорошо прорисованными и прекрасно выполненными. Как известно, крыльца в северном деревянном зодчестве играют первостепенную роль. Великолепны крыльца «с рундуками» знаменитых шатровых храмов. В городской архитектуре Томска роль «рундуков», богато украшавшихся резьбой, выполняют пристроенные лестничные всходы, а также эркеры и балконы.

К сожалению, этих элементов, более всего подвергавшихся износу, сохранилось в первоначальном виде очень мало. Навесы поддерживаются также более простыми профилированными подкосами или стойками, а иногда легкими металлическими узорчатыми кронштейнами.

Эркеры, балконы и лоджии с тонко прорисованными деталями оконных обрамлений, ограждений, перил часто завершаются изысканной формы парапетами со сложной накладной резьбой, фронтонами, выполненными в общем духе всего здания, а иногда силуэтными кровлями — шатрами, крытыми чешуей.

Обращает на себя внимание оформление водосточных труб. Исключительно аккуратно выполненные, они являются важным элементом художественной выразительности здания. Им придана острота рисунка и формы. Небольшого диаметра, эти трубы на сочленениях и изгибах имеют профилированные валики и пояски, расширяются, поднимаясь к карнизу, и при подходе к углу здания стремительно выносятся вверх, заканчиваясь силуэтными остроконечными завершениями.

Вполне естественно, что такие элементы, как ограды, ворота с калитками, службы во дворах, также входят в общий художественный замысел. Особенно интересны ворота. Иногда они решаются в простых и тяжелых формах, с глухими плоскостями полотен, в других случаях обшивка столбов членится, выявляя цоколь и оголовок, которому придается характер профилированного завершения. Замечательны богато орнаментированные устои ворот с накладным горельефом витых пилястр, украшенных капителями, розетками и вставками. Архитравы, соединяющие эти устои — глухие или резные,— имеют большей частью слегка изогнутую форму.

Прекрасные дома Томска, их великолепный декор созданы в дереве руками простых народных умельцев, зодчих-плотников, чьи имена большей частью неизвестны, а мастерство передавалось от поколения к поколению. Все они обладали природным художественным вкусом, отлично владели своим ремеслом и в творчестве органически использовали и богатые традиции и новшества городской архитектуры. На этой основе они создавали и отрабатывали художественные приемы, которые повторяли в различных сочетаниях на разных зданиях. Они всегда варьировали их, внося в каждую композицию новые и свежие элементы; в этом смысле их творчество является подлинным искусством импровизации. Повседневно сталкиваясь с мещанскими вкусами и требованиями купцов- заказчиков — «попышней да побогаче»,— они как подлинные художники сумели не только не уронить, но всемерно поднять чистоту высокого искусства архитектуры.

Инструмент мастера-древодела был незамысловат и предельно прост: остро отточенный топор, пила, рубанок, набор долот и стамесок — вот и весь арсенал строительного «оснащения» народного зодчества. Тем не менее, его работы отличаются безукоризненной точностью и чистотой исполнения, начиная от грубых плотницких — сколачивания венцов, до почти ювелирных — художественной резьбы по дереву. Впрочем, этим поистине артистическим мастерством всегда владели русские умельцы.

Деревянной архитектуре, при всей ее значительности, свойствен, к сожалению, один существенный недостаток — это общий темный колорит стареющего дерева. Темно-коричневые и серые дома смотрятся в ясные дни, когда их детали выделены светотенью, но в облачную погоду они теряют свою четкость и выразительность. Кроме того, дерево — недолговечный материал, он требует постоянного ухода и реставрации.

Ныне предпринимаются меры к сохранению памятников деревянного зодчества, они реставрируются и художественно окрашиваются. При соответствующей умелой росписи отдельных элементов, деталей декора можно усилить их звучание, сделать дома еще красивее и радостнее. Цветная инкрустация или выявление светлых элементов естественного деревянного узора, покрытых бесцветным лаком на фоне темной стены, могут изменить полностью общий суровый характер застройки, вдохнуть в нее жизнь. Уже сейчас имеются образцы удачной реставрации.

Сохранившиеся памятники деревянной архитектуры Томска овеяны поэтичностью народного творчества. Они как бы источают тепло рук народных зодчих, оставивших нам поэмы из дерева, сотворенные ими по мудрым законам красоты.

Ныне город Томск широко реконструируется. Идет большое строительство многоэтажных зданий. Город быстро растет и благоустраивается, меняет свой архитектурный облик. Однако велико и значительно в нем наследие деревянного зодчества. Оно должно занять достойное место в новом, современном городе.

Э. Дрейзин, заслуженный архитектор РСФСР

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).